Авторизация
Логин: Пароль:
Поиск по сайту

Что будем искать?

Чат
Газета
ВИДЕО

Облако тегов
Главная » 2015 » Февраль » 9 » КАЗАКИ И ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ЧАСТЬ 3.
09:55

КАЗАКИ И ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ЧАСТЬ 3.


На этой платформе была основана программа социал-демократической партии. Основой тактики политической борьбы социал-демократы считали агитацию среди рабочего класса, боевую деятельность против существующего режима и террористические акты. Научной базой для изучения социал-демократических идей были приняты труды Маркса, Энгельса, Либкнехта, Каутского, Лафарга. А для русских, не знавших иностранных языков, труды Эрисмана, Янжула и Погожева. После разгрома думской фракции социал-демократов главная деятельность партии была перенесена за границу, и в Лондоне был созван съезд. Политэмигранты, проводя долгие годы в абсолютном бездействии, живя на деньги спонсоров, отвергая труд и общество, попирая Родину и вместе с тем реальную жизнь, прикрывали фразами и высокими идеями свой паразитизм. Когда же в России разразилась революция и когда пали перегородки, отделявшие их от Родины, они бросились в Россию из Лондона, Парижа, Нью-Йорка, из городов Швейцарии. Они торопились занять место в тех политических котлах, где решалась судьба России. Ещё в предвидении назревавшей войны 1914 года Ульянов решил, в целях пополнения денежных средств, войти в соглашение с Германией относительно совместной борьбы против России. Он отправился в июне в Берлин и сделал предложение германскому министерству иностранных дел работать на него против России и русской армии. За свою работу он потребовал больших денег и министерство отвергло его предложение. После февральской революции германское правительство поняло выгоду и решило этим случаем воспользоваться. 27 марта 1917 года Ульянов был вызван в Берлин, где им совместно с представителями германского правительства был выработан план действий тыловой войны против России. После этого Ульянову было отпущено на работу 70 миллионов марок. С этого момента Ульянов следовал не столько указаниям теории Маркса, сколько директивам генерального штаба германской армии. 30 марта Ульянов и 30 человек его сотрудников под охраной германских офицеров через Германию были отправлены в Стокгольм, и здесь состоялось совещание, на котором были окончательно выработаны планы деятельности этой группы большевиков внутри России. Главные действия заключались в свержении Временного правительства, разложении армии и заключении мирного договора с Германией. По окончании совещания Ульянов и его спутники выехали в специальном поезде в Россию и 3 апреля прибыли в Петербург. Ко времени появления Ульянова с его сотрудниками в России уже всё было подготовлено к их деятельности: страна никем не управлялась, армия не имела авторитетного командования, и, кроме того, прибывшие германские агенты были со стороны Совета рабочих и солдатских депутатов приняты с почестью. Ко времени прибытия германских агентов на вокзале их ожидала делегация и выстроен почётный караул с оркестром. Когда Ульянов показался, его схватили и на руках внесли в вокзал, где им была произнесена вступи¬тельная речь с похвалой России и что весь мир смотрит с надеждами на неё. Ульянову был отведён для работы роскошный особняк балерины Кшесинской, превратившийся в центр пропаганды большевиков. В это время в Петербурге проходил съезд социалистической революционной партии, где впервые Ульянов выступил с пространной речью, призывая к свержению правительства и разрыву с оборонцами, за прекращение войны с Германией. Далее он призывал всех облечься в истинно революционные одежды коммунизма, сбросив лохмотья социал-демократов, союзников буржуазии. Речь его произвела отрицательное впечатление, большевики пытались объяснить это тем, что оратор не понимает Россию ввиду долгого отсутствия в её пределах. На следующий день он выступил с речью в Совете рабочих и солдатских депутатов, призывая коммунистов захватить в стране власть и землю и приступить к переговорам о мире с Германией. Речь его была встречена криками: «Вон, поезжай в Германию!». Выступивший после него председатель Совета рабочих и солдатских депутатов заявил о вредности идей Ульянова, назвав их ударом по революции. В народных массах прибытие Ульянова и его спутников из Германии также вызывало недоверие и подозрение к ним, как к немецким агентам. Но работа германских агентов шла мимо этих народных масс, и они искали опору в среде другой категории. Ими продолжалось формирование боевых отрядов, получивших название «Красной Гвардии», очень хорошо оплачиваемой. Они не жалели денег на привлечение солдатских масс, платя им за отказ выхода из казарм против демонстрантов до 30 рублей. К народу и армии Ульяновым было выпущено обращение, подготовленное германским правительством и его генеральным штабом, содержание которого было обнародовано в первые дни прибытия «вождя» в Россию из эмиграции. Таким образом, коммунисты вели хорошо разработанную пропаганду, создавали для своей деятельности вооруженную опору из народных низов и преступного элемента, годного на всякое преступление. А в это же время, Временное правительство быстро теряло влияние на народ и солдатские массы и превращалось в беспомощную говорильню, лишенную авторитета.

В казачьих областях также существовали вопросы, требовавшие изменения, но эти вопросы не требовали политического, социального или экономического потрясения и ломки основных условий казачьего быта. В казачьих областях после Февральской революции представилась возможность восстановить старинное выборное начало войсковых атаманов, а также расширить и упрочить выборность органов народного представительства. Примером этого служило Донское Войско, лишенное этих прав во времена царствования императора Петра I. Наказным атаманом на Дону, к моменту отречения государя, был генерал граф Граббе. После объявленного Временным правительством права организации власти на местах по решению местного населения, графу Граббе было предложено, без всяких эксцессов, сложить свои полномочия, и на его место был избран Войсковой атаман казачьего происхождения. Объявлено было право созыва народного представительства. Те же изменения произошли и в других казачьих областях, где порядки выборного народовластия были нарушены. На фронте, среди казачьих частей, отречение государя было принято спокойно. Но появившийся приказ № 1, вносивший изменения во внутренний быт войсковых частей, был принят с недоумением. Уничтожение военной иерархии было равносильно уничтожению существования войсковых частей. Казаки составляли среди остального русского населения военное сословие, на основе чего веками сложились их особое положение и бытовые условия. Объявленные свободы и равенство ставили казаков в необходимость внимательно всматриваться в происходящие события, и, не видя нигде созвучия своим казачьим представлениям, в большинстве своём казаки заняли выжидательные позиции, не вмешиваясь в происходящие события. Все оставались в полках, дезертирства не было, все следовали приказу войскового атамана оставаться верными присяге Временному правительству и выполнять на фронте свои обязанности. Даже после введения нормы приказа №1 о выборности командиров, казаки, чаще всего, голосовали за своих офицеров. В Петрограде основан был Комитет казачьих войск. С отменой титулования командного состава стали обращаться к офицерам, называя по чину, добавляя «господин»... что, по существу, никакого революционного характера не имело.

Беспокойство на Дону с началом разложения общих частей армии стало проявляться среди пехотных запасных батальонов, расположенных в окрестностях Новочеркасска. Но на Дон ещё зимой 1916/1917 года были выведены с фронта части корпусной казачьей конницы, из которых были сформированы 7,8,9 Донские казачьи дивизии, предназначенные для проведения летней наступательной операции 1917 года. Поэтому пехотные части вокруг Новочеркасска, воспринявшие революционные порядки, были быстро казаками разогнаны, и очагом беспорядков оставался Ростов, составлявший один из узлов железной дороги, связывавшей Кавказскую армию с Россией.

Однако в казачьих областях, с началом революции поднимался тяжёлый и трудноразрешимый вопрос отношений между казаками, городскими, иногородними и местным крестьянством. На Дону было три категории людей, не принадлежавших к казачьему сословию: коренные донские крестьяне и крестьяне, проживавшие временно, в качестве иногородних. Кроме этих двух категорий, образовавшихся в историческом процессе, в состав Дона входили города Таганрог, Ростов и Александро-Грушевский угольный район (Донбасс), населявшиеся исключительно народом неказачьего происхождения. При наличии общего населения Донской области в пять миллионов человек, казаков было лишь около половины. Причем из разных категорий неказачьего населения особое положение занимало коренное донское крестьянство, составлявшее 939 ООО человек. Образование донского крестьянства относится ко времени крепостного права и зарождения на Дону крупных земельных собственников. Для обработки земель требовались рабочие руки, и начался вывоз крестьян из пределов России. Произвольный захват земель на Дону зародившимся на Дону чиновным миром вызвал жалобы со стороны казаков, и императрица Екатерина II приказала произвести межевание земель Донской области. Земли, произвольно занятые, были у донских помещиков отняты, превращены в общую собственность всего Войска, но крестьянство, вывезенное казачьими помещиками, оставлено было на занимавшихся ими местах и награждено было землями. Оно и составило часть населения Дона под названием донского крестьянства. Пользуясь землями, эти крестьяне не принадлежали к сословию казаков и не пользовались их общественными пpaвами. Во владении казачьего населения, не считая земель под коневодством, городских и других войсковых земель, было 9 581157 десятин земли, из которых в обработке было 6 240 942 десятины, а остальная земля составляла общественные выгоны для скота. Во владении донского крестьянства было 1 600 694 десятины, поэтому среди них не было общероссийского вопля о земельном недостатке. Кроме донского крестьянства в Донской области были Ростовский и Таганрогский городские округа и иногороднее население. Их положение с землёй было значительно хуже. Однако они поначалу открыто не вносили во внутренний быт Дона беспорядков, за исключением Ростова и других железнодорожных узлов, пересекавших территорию Донской области, на которых происходило скопление дезертиров разлагавшихся русских армий со всех обширных фронтов. 

28 мая был собран первый войсковой Круг, на который съехались 500 выборных от станиц и 200 — от фронтовых частей. К тому времени на Дон прибыл бывший командующий 8-й армией генерал А.М. Каледин, отрешенный от командования новым Верховным Главнокомандующим генералом Брусиловым, из-за сложных отношений между ними. После неоднократных отказов А.М. Каледин 18 июня был избран Войсковым атаманом, его помощником был избран М.П. Богаевский. Деятельность избранного атамана и правительства направлена была на разрешение главного внутреннего донского вопроса - отношения казаков с донским крестьянством, городскими и иногородними, а в общероссийском плане - доведения войны до победного конца. Со стороны генерала Каледина было ошибкой то, что он продолжал верить в боеспособность армии и оставил казачьи полки в разлагающейся армии. Власть Временного правительства быстро переходила всецело к Совету рабочих и солдатских депутатов, в своей политической ориентации быстро склонявшемуся к крайней демагогии. Страна превращалась в никем не управляемый континент, господствующее положение среди населения стали занимать дезертиры и преступный элемент. В этих условиях Донская область с атаманом становилась очагом реакции, а генерал Каледин превращался в пропаганде всех толков социалистов в символ контрреволюционера. Казачьи полки, сохраняя вид воинских частей, видели повсюду развал, окружены были пропагандистами, и центром нападок являлся их атаман. Но пропаганда, не сдерживаемая ни запретами, ни моральной ответственностью, также действовала на казаков и постепенно их заражала. Дон, как и все казачьи области, постепенно превращался в два лагеря: коренное население областей и фронтовиков. Значительная часть фронтовиков, как и некоторая часть населения областей, полностью приняла революционные идеи и, отходя постепенно от казачьего быта, становилась на сторону новых порядков. Но категорию этих отщепенцев составляли в значительной части те фронтовики, которые, по примеру революционных вождей, искали возможности, используя положение, проявить себя в происходивших событиях. Вместе с тем, в процессе развала армии и в целях поддержания хотя бы относительного порядка в управлении частей высшие штабы армий старались держать казачьи части в своем непосредственном распоряжении и проявляли к ним большое внимание. В ближайших тылах, где происходило большое скопление дезертиров, угрожавших районам, ценным в отношении продовольствия и снабжения для армии, ставились также казачьи полки, и, несмотря на бушующее вокруг море бесчинства и беспорядков, районы, охранявшиеся казачьими полками, представляли тихие и спокойные очаги. Проезжающим по железным дорогам, станции которых заполнялись повсюду толпами дезертиров, о ресторанах и каком-либо питании думать не приходилось. Но при въезде на первую же станцию в пределах Войска Донского все резко менялось. Никаких скоплений дезертиров, никакого беспорядка, и, казалось, что проезжающие попадали в другой мир. В скромных буфетах все можно было достать. Внутренний порядок казаками на своей земле поддерживался исключительно местными средствами, несмотря на пребывание основной казачьей массы на фронте.

Среди поднятого революцией людского водоворота, всевозможных течений, крайне правых, крайне левых, средних, людей разумных, увлекающихся, честных идеалистов, отпетых негодяев, авантюристов, волков в овечьих шкурах, интриганов и вымогателей немудрено было растеряться и наделать ошибок. И казаки их делали. И тем не менее, во время революции и Гражданской войны в России население казачьих областей, в подавляющем большинстве, всё же пошло другим путём, чем всё население обширной России. Почему казачьи головы оказались не опьяневшими от свобод и соблазнительных обещаний? Объяснить эту причину их зажиточностью, экономическим положением невозможно, потому что среди казаков были и богатые, и средние, было и немало бедноты. Ведь экономическое положение семей определяется не столько общими условиями быта, сколько качествами каждого хозяина, так что искать объяснение надо в другом. В общекультурном отношении, казачье население также не могло иметь отличий от общего уровня русского народа, ни в худшую, ни в лучшую стороны. База общей культуры была та же, что всего русского народа: та же религия, те же школы, те же общественные потребности, тот же язык и то же расовое происхождение. Но наиболее многочисленное, имеющее более древнее происхождение, Войско Донское оказалось удивительным исключением среди общего хаоса и анархии. Войско оказалось способным собственными силами очистить свои земли от стихийного развала и без всяких затруднений, политических и социальных потрясений сохранить нормальную жизнь, нарушаемую не казачьим населением в их краях, а пришлым элементом, враждебным и чуждым казакам. Казачий быт и порядок на протяжении всей его истории построен был на военной дисциплине и особой психологии казаков. Казачье население ещё под властью монгол составляло часть вооруженных сил Орды, расселённых на окраинах или в местах требующих постоянного наблюдения и охраны важных районов, и внутренний быт их слагался по обычаю военных дружин. Они находились под непосредственной властью ханов или верных им улусных ханов или нойонов. В таком положении их внутреннего быта они вышли из-под власти монгол и продолжали существовать, и в условиях независимого положения. Установленный веками порядок этот сохранился и под властью московских князей, царей, а затем императоров, которыми он поддерживался и кардинально не нарушался. В решениях вопросов внутреннего быта принимало участие всё казачье население, и все решения зависели от общего согласия участников на собиравшихся общих войсковых сборах. В основе казачьего быта было вече, и организация быта построена была на базе широкого участия масс казачьего народа, которое, постепенно меняясь, в зависимости от времени, принимало формы, более отвечавшие времени, сохраняя принцип участия казачьих масс в общественной жизни. Революция 1917 года втягивала более широкие народные массы страны в общественную жизнь, и процесс этот исторически вызывался необходимостью. В казачьих же областях он не был новостью, но руками пришельцев принимал формы, извращавшие действительные общественные свободы. Казаки должны были защищать свой быт от внешних пришельцев с их искажёнными представлениями о свободе и народной демократии.

В армии главное сопротивление анархии и разложению шло со стороны командного состава. При отсутствии помощи со стороны Временного правительства оздоровление действующей армии командование увидело в успешном наступлении. Как полагал генерал Деникин: «…если не взрывом патриотизма, то пьянящим, увлекающим чувством большой победы, рассчитывая если не на стратегический успех, то на веру революционною пафоса». После неудачной Митавской операции русское командование 24 января (6 февраля) утвердило план кампании на 1917 год. Главный удар наносил Юго-Западный фронт на львовском направлении с одновременными вспомогательными ударами на Сокаль и Мармарош-Сигет. Румынский фронт должен был занять Добруджу. Северный и Западный фронт должны были произвести вспомогательные удары по выбору своих командующих. На Северном фронте имелось 6 шестисотенных донских полков и 6 отдельных сотен, всего около 13 тысяч казаков. На Западном фронте численность донских казаков уменьшилась до 7 тысяч. Юго-Западный фронт располагал самой крупной группировкой казачьих частей. В его боевых порядках находились 21 полк, 20 отдельных сотен и 9 батарей. Всего около 28 тысяч казаков. На Румынском фронте воевало 16 донских полков, 10 отдельных сотен и 10 батарей. Всего до 24 тысяч казаков. Остальные 7 донских полков и 26 особых сотен в середине 1917 года несли службу в гарнизонах и прифронтовой полосе.

В армии уже господствовали армейские комитеты, но Временное правительство и Совет рабочих и солдатских депутатов стояли на идее «война до победного конца», и командование готовило наступление. На этой почве возникали между командованием и правительством трения. Командование требовало восстановления в армии порядка и дисциплины, что было совершенно нежелательным как для революционных правителей, так и для разлагавшейся армии. Генерал Алексеев как Верховный командующий после неоднократных предложений изменить внутренний порядок в армии и созвать съезд офицеров армии, 22 мая был отрешён от командования, и на его место был поставлен генерал Брусилов, обладавший характером оппортуниста (соглашателя) и стремившийся к заигрыванию с войсковыми комитетами. 

Деятельность большевиков в Петрограде, между тем, шла своим чередом. По требованию вооруженных сил и народа ещё 20 апреля был удален из правительства Милюков. 24 апреля собрался Съезд всероссийской партийной конференции большевиков в Петрограде, на который прибыло 140 делегатов. Конференцией был избран Центральный комитет и подтверждена программа партии большевиков и их последовательная деятельность. Конференция эта имела значение не для центра, а для распространения и усиления коммунизма в провинциях и в народных массах страны. 3 июня в связи с предполагавшимся наступлением армии в Петрограде был созван Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов, в котором приняло участие 105 большевиков. Видя, что лозунги большевиков на съезде остаются в меньшинстве, они решили на 15 июня вывести колонны большевиков-рабочих на улицы для демонстрации. На стороне демонстрантов выступили войска, и становилось всё более очевидным, что сила переходит на сторону большевиков.

Просмотров: 1043 | Добавил: Lavr | Теги: казачество, Революция, Гражданская война | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar