Авторизация
Логин: Пароль:
Поиск по сайту

Что будем искать?

Чат
Газета
ВИДЕО

Облако тегов
Главная » Статьи » Литература » Книги

ЧЕБОТАРЁВ В. «УХОДЦЫ». МЯТЕЖ В УРАЛЬСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ В 1874 ГОДУ (ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ОЧЕРК). ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

«УХОДЦЫ». МЯТЕЖ В УРАЛЬСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ В 1874 ГОДУ (ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ОЧЕРК). ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

Отзвуки Крестьянской воины под предводительстваv Пугачёва долго продолжали жить в среде непокорного Яицкого казачьего войска, переименованного Екатериной II в Уральское, местные мятежи против наступления на древние казачьи вольности вспыхивали здесь в 1807 году, и в 1830-м, и в 1837-м, и в другие годы. Наиболее ощутимый взрыв «непослушания» произошёл в 1874 году, в результате чего были казнены, лишены казачьего звания и высланы на поселение в Туркестан и на каторгу в Сибирь от трёх до пяти тысяч казаков. Но и там, будучи в ссылке или на поселение, бывшие яицкие казаки упрямо продолжали сопротивляться.

В 1876 году в городе Казалинске на Сырдарье судили военным судом около ста ссыльных уральцев, отказавшихся подчиниться издевательскому режиму. «Господа судьи! - сказал в заключительной части своей обвинительной речи военный прокурор, - всякий, кто близко знаком с уральскими казаками, знает, что этому народу ещё памятен кровавый призрак времен Екатерины Второй, потрясший юго-восток России, призрак, едва не пошатнувший всероссийский трон. Иначе, откуда у них такая дерзость? Вспомните, господа судьи, какими мерами мудрая императрица задушила, растоптала этот кровавый пугачёвский призрак. Несмотря на присущую ей гуманность, государыня не задумалась в выборе средств и, благодаря только беспощадным мерам, снова водворила в Понизовье порядок и спокойствие… Стоящие перед вами преступники - дети и внуки пугачёвской драмы. И ни в коем случае нельзя смягчить их участь, а надо последовать примеру мудрой Екатерины - чтобы смягчением не подстрекнуть их на новые, столь частые и дерзкие преступления…».

Что же за «дерзкое преступление» случилось в Уральском войске в 1874 году? В народной памяти оно сохранилось под общим названием «Уходцы», в историографии же не отражено. Известно, что многие волнующие страницы дореволюционной истории Уральского казачества так и остались недописанными.

 В марте 1874 года император Александр II утвердил для уральских казаков новое Положение о воинской повинности. Хотя объявленный закон показался казакам жестоким и несправедливым, однако ничто не предвещало беды, и наказной атаман генерал Веревкин спокойно убыл в отпуск, временно передав власть казачьему генералу Бизянову.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Девятнадцатого июня в дверях атаманского дома появились два казака: Осип Ботов и Кирилл Кирпичников. Они объявили себя выбранными от войска депутатами и вручили Бизянову «покорнейшее прошение». В пространной челобитной, кем-то грамотно составленной, излагалась просьба отменить новые правила военной службы. Прежде всего, казаки ссылались на льготы и другие царские «милости», дарованные в своё время торговому, фабричному и промысловому люду. Почему же, мол, казаков продолжают обижать, не учитывают, что при исполнении нового закона о воинской повинности казачьему сословию предстоит окончательно истощить свое и без того уже незавидное благосостояние, особенно при частом неурожае хлебов и скудном рыбьем промысле?

Раньше каждый казак, по зачислении в строевой состав, пользовался правом нанять на службу вместо себя другого. Нанявшийся получал от нанимателя денежную «подмогу», которая создавала хозяйству «охотника» экономическое обеспечение. Теперь право найма «охотников» в первые три года отменялось и переносилось на дальнейшее время, да и то только в случае наряда на внешнюю службу. Первые же три года молодой казак обязывался самолично нести военную службу с отрывом от дома. При таком порядке многим казачьим хозяйствам грозили упадок и разорение.

Военнообязанный казак, по истечении первых трёх лег службы зачислялся «на льготу» в «полевой разряд». По новым правилам, он должен последующие семь лет ежегодно в полной боевой готовности являться на трёхнедельные учебные сборы, причём - летом. Это означало, что будет отнято дорогое время. потребное на сенокос, уборку хлебов. неводное рыболовство и т. д. Кроме того, следовало бы учесть врождённую способность казаков в военном деле и не требовать от них ежегодной учёбы.

Строевую лошадь, снаряжение, обмундирование, вооружение - всё это льготный полевой казак обязывался за свой счёт приобретать и заботливо содержать. И не только в течение семи лет, но и многие годы после, вплоть до ухода в отставку по возрасту А где взять средства?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Прочитав прошение, генерал Бизянов встревожился. Особенно не понравились ему то, что было написано в самом конце: «Если вы не поможете нам, то мы обратимся к командующему войсками Оренбургского военного округа, а если и он не поможет, то. помолясь Богу, будем добиваться дойти до Государя».

Из дальнейшего разговора с «депутатами» Бизянов понял: казаки подозревают, будто новое Положение о военной службе выдумано местными властями, царь же о нём ничего не ведает. Возмущённый генерал попытался внушить Ботову и Кирпичникову, что никаких изменений допущено быть не может, и что, к тому же, они незаконно считают себя уполномоченными от войска.

Посланцы, однако, продолжали стоять на своём. Тогда Бизянов, видя, что завязывается крамольное дело, отпустил их, назначив срок для размышления, по прошествии которого они должны явиться к нему с просьбой об уничтожении их прошения. Если же они этого не сделают, то будут арестованы и отправлены, куда следует.

В назначенный срок Ботов и Кирпичников вновь предстали перед атаманом, но уничтожить челобитную отказались, заявив, что остаются при своём прежнем намерении.

Из атаманского дома депутатов не выпустили и в тот же день под конвоем отправили в Оренбург к генерал-адъютанту Кржижановскому - командующему Оренбургским военным округом, куда входила и земля Уральского казачьего войска.

По срочным рапортам исполняющего обязанности атамана Кржижановский уже знал о начавшемся в войске «замешательстве». От Ботова и Кирпичникова он потребовал, чтобы они разослали по уральским станицам свой наказ отказаться от претензий: дескать, они убедились в пользе нового закона. Депутаты наотрез отказались.

Карьера генералов Кржижановского и Бизянова повисла на волоске: высшие власти могут упрекнуть в несвоевременном принятии мер, в неспособности предотвратить события. Во что бы то ни стало надо избежать такой неприятности!

Кирпичников был неграмотным. Ботов же с трудом мог вывести на бумаге свою фамилию. И кому-то из генералов пришла мысль использовать это обстоятельство....

Источник: https://historicaldis.ru/blog/43870428906/MYATEZH-V-URALSKOM-KAZACHEM-VOYSKE-V-1874-GODU

Категория: Книги | Добавил: lavr (20.03.2019)
Просмотров: 33 | Теги: уходцы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar