Авторизация
Логин: Пароль:
Поиск по сайту

Что будем искать?

Чат
Газета
ВИДЕО

Облако тегов
Главная » Статьи » Литература » Книги

Я.ВУБЕРМАН (капитан). РАЗГРОМ БЕЛОКАЗАКОВ ЧАПАЕВСКОЙ ДИВИЗИЕЙ (1919 ГОД) (военно-исторический журнал № 2 за 1939 год). ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

РАЗГРОМ БЕЛОКАЗАКОВ ЧАПАЕВСКОЙ ДИВИЗИЕЙ (1919 ГОД).

(военно-исторический журнал № 2 за 1939 год). Часть первая.

В июне 1919 г. Красная Армия успешно завершила первый, решающий этап разгрома основной силы первого похода Антанты — армии Колчака. Контрудар Южной группы Восточного фронта, организованный М. В. Фрунзе и В. В. Куйбышевым и законченный победоносной Уфимской операцией, предопределил исход борьбы с Колчаком.

Но в то время, когда все силы Южной группы Восточного фронта были брошены против главного врага — Колчака — и Уральский участок фронта был ослаблен, контрреволюционное казачество Урала еще шире развернуло борьбу против советской власти.

Руководимые русскими генералами и офицерами, щедро снабжаемые через Гурьев английским вооружением и снаряжением, контрреволюционные белоказачьи армии в апреле 1919 г. перешли в наступление и начали теснить наши слабые части.

Решающая роль в разгроме контрреволюционного казачества в период после Уфимской операции (конец июня 1919 г.) выпала на долю славной 25-й стрелковой дивизии, которой командовал легендарный герой гражданской войны Василий Иванович Чапаев.

 

 

 

 

 

К моменту взятия Уфы на участке 4-й армии Восточного фронта, действовавшей в Уральской области, создалось очень напряженное положение. Армия занимала фронт от Новоузенска до Илецкого городка протяжением в 400 км, имея незначительные силы, далеко уступавшие противнику.

Расположение частей 4-й армии не представляло собой сплошного фронта. Борьба в основном велась отдельными группами в важнейших узлах Уральской области. Этих узлов к тому времени насчитывалось четыре: Новоузенский, Пугачевский, Деркулский (Шиповский) и Уральский.

Такой способ военных действий объяснялся не только недостатком живой силы для создания сплошного фронта. Территория южнее железной дороги Саратов — Уральск и тракта Уральск — Оренбург представляла собой безводную степь, чрезвычайно редко населенную, с ограниченным количеством колодцев, расположенных главным образом вдоль железной дороги и р. Урала. Только по линии этой реки, и то лишь на ее правом берегу, имелись густонаселенные казачьи поселки и станицы. Это обстоятельство и определяло принятый способ борьбы. Но отсутствие сплошного фронта давало возможность более сильной стороне сравнительно легко осуществлять охваты, обходы и даже окружения противника. Поэтому действия обеих сторон в Уральских степях летом и осенью 1919 г. отличались высокой маневренностью и быстрыми изменениями обстановки.

ОСАДА УРАЛЬСКА.


К 1 апреля 1919 г. группа белоказачьих войск генерала Толстова вышла на линию Кызыл-Убинский, Форп. Мергеневский. 22-я дивизия 4-й красной армии, действовавшая на этом направлении, была слишком малочисленной, чтобы устоять перед превосходными силами противника; к тому же она не отличалась революционной стойкостью. В этот же день дивизия была атакована казачьими частями и, потеряв до 900 человек убитыми и ранеными, начала отход на север.

В последующие дни положение оставалось без изменений. 17 апреля белоказаки вновь перешли в наступление значительными силами, стремясь овладеть Лбищенском. В завязавшихся боях 64-я бригада 22-й дивизии понесла большие потери. Дивизия продолжала отход на север, разделившись при этом на две части. Одна часть отходила вдоль тракта на Уральск, а другая — степью к линии железной дороги, на станцию Деркул. Положение стало критическим.

Получив известие о разгроме 22-й дивизии, товарищ Фрунзе послал в тот же день (17 апреля) телеграмму на имя командующего 4-й армией: «Немедленно послать все, что можно, Уральск. Положение там чрезвычайно тяжелое… 22-я дивизия разбита районе Лбищенска» ((ЦАКА, Д. № 52 — 247)).

Нерешительные действия командующего 4-й армией, бросавшего для восстановления положения на фронте войска отдельными пачками, не могли обеспечить перелома, и отход дивизии продолжался. Тяжелое положение усугублялось еще и тем, что посылаемые к Уральску подкрепления часто обстреливались авиацией противника и подвергались налетам конных казаков. Сообщения с Уральском (по железной дороге и трактам) проходили по открытой местности.

В начале мая связь с Уральском была прервана. В районе Соболево восстали местные казаки, разбившие посланные на помощь Уральску маршевые роты. 6 мая казаки захватили Соболево. В результате отходившая к Уральску часть 22-й стрелковой дивизии и части, находившиеся до этого в Уральске, попали в окружение. Это были 192-й, 194-й и 196-й стрелковые полки 22-й стрелковой дивизии, Уральский кавалерийский полк, стрелковый запасный батальон, 65-й и 66-й легкие артиллерийские дивизионы и 22-й гаубичный артиллерийский дивизион. В течение двух месяцев (с 6 мая по 11 июля) эти части героически выдерживали осаду.

В дальнейшем положение усложнилось и стало еще более напряженным. 9 мая казаки захватили ст. Чалыкла (120 км западнее Уральска). Благодаря мерам, предпринятым командованием армии, ст. Чалыклу удалось вернуть, но временный перерыв связи по железной дороге сказался на положении Деркулской группы, которая начала дальнейший отход на ст. Шипово. Высланный на помощь Уральску из Пугачева полк «Красной звезды» был разбит, и остатки его отошли назад в Пугачев.

Центральный Комитет партии и товарищ Ленин внимательно следили за положением в Уральской области. В самые трудные минуты осады Уральска, когда запасы подходили к концу, Владимир Ильич подбодрял уральцев, послав им телеграмму следующего содержания: «Прошу передать уральским товарищам мой горячий привет героям пятидесятидневной обороны осажденного Уральска, просьбу не падать духом, продержаться еще немного недель, геройское дело защиты Уральска увенчается успехом»  ((Ленин. Соч., т. XXIX, стр. 503)).

Несмотря на все трудности, РВС Южной группы принимал все зависящие от него меры, чтобы помочь Уральскому участку фронта.

20 апреля РВС потребовал от Саратовского губкома спешной помощи Уральску. Одновременно штаб Восточного фронта получил предписание выслать в район Уральска одну бригаду. Через три дня отдается приказание Бузулукскому уездному военкомату выдвинуть формировавшийся там коммунистический полк в район Соболево для установления связи с Уральском. Из Туркестанской армии было послано 2 тыс. снарядов и до 2 млн. патронов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

15 мая приказом товарища Фрунзе (№ 1059) 4-я армия была усилена 3-й бригадой 33-й стрелковой дивизии, Самарской особой бригадой, 1-й кавалерийской дивизией, 279-м стрелковым полком 31-й дивизии и Рязанским коммунистическим полком. Частям, действовавшим на Уральском участке, была поставлена задача удержаться на занимаемых позициях до завершения Уфимской операции.

После разгрома белых под Уфой товарищ Фрунзе начал подготовку к операции по очищению от белогвардейцев Уральской области. Уже 10 июня, т. е. на второй день после взятия Уфы, по его указанию была послана командующему 4-й армией телеграмма, которая требовала усиления Деркулской (Шиповской) группы за счет группы Плясункова (группа, образованная из 210-го стрелкового полка имени Ленина, 3-го стрелкового полка и Самарской особой бригады), с задачей оттянуть на себя главные силы противника с Уральского участка. На группу Плясункова, действовавшую к северу от Уральска, примерно в районе Соболево, рекомендовалось возложить пассивную задачу — удержаться южнее линии железной дороги до подхода 25-й стрелковой дивизии.

О том, что товарищ Фрунзе уже давно намечал послать 25-ю дивизию в район Уральска, известно из его телеграммы от 15 июня на имя командующего Восточным фронтом. В этой телеграмме мы читаем: «Мною уже давно было предположено после Уфимской операции перебросить 25 сд на Уральский фронт, требующий немедленной поддержки значительными силами, так как состояние 4-й армии совершенно не гарантирует не только обладания нами Уральским районом, но грозит полной неустойкой, в результате каковой чрезвычайно осложнится положение на всем фронте Южной группы… Наконец, переброска в район Уральска 25-й дивизии ныне необходима более, чем когда-либо, в связи с неудачами 4-й армии и серьезной угрозой уничтожения последних ее сил»  ((ЦАКА, ф. 254, д. № 97)).

Товарищ Фрунзе не случайно выбрал именно 25-ю дивизию. Эта была самая боеспособная дивизия Южной группы Восточного фронта. Кроме того, подавляющее большинство ее бойцов были уроженцами Самарской губернии (25-я дивизия ранее потому и называлась Самарской). Когда до бойцов дивизии дошло известие о том, что белоказаки проходят по их родным селениям, красные бойцы заволновались и сами начали проситься на Уральский фронт.

16 июня товарищ Фрунзе отдал приказ (№ 02032), в котором указывалось:

«25-ю дивизию с 16 июня считать в резерве Южной группы и немедленно принять меры к переброске частей ее в район Бузулука, с расчетом, чтобы перевозка была закончена к 25 июня»  ((Там же)).

План товарища Фрунзе сводился к тому, чтобы создать в районе Соболева сильную ударную группу в составе 25-й дивизии и вновь формируемой Особой бригады Плясункова под общим командованием В. И. Чапаева. Эта группа должна была наступать в направлении на Уральск с ближайшей задачей отрезать пути отхода частям противника из Пугачева, совместно с частями 4-й армии уничтожить их и овладеть Уральском. На время, необходимое для выполнения этой операции, Чапаевская группа подчинялась непосредственно командующему Южной группой.

С захватом Уральска план намечал проведение последующей операции по окончательному очищению Уральской области. Выполнение этой задачи возлагалось на 4-ю армию, которая должна была сформировать из остатков своих частей 50-ю дивизию и создать в районе Уральска ударную группу из 25-й стрелковой дивизии, двух бригад 50-й стрелковой дивизии, Московской кавалерийской дивизии и 1-й бригады 3-й кавалерийской дивизии. На эту группу возлагалась задача продолжать наступление вдоль тракта Уральск — Гурьев на юг, 3-я бригада 50-й стрелковой дивизии ударом через Сломихинскую на Калмыковскую должна была перехватить пути отхода противника на юг к Гурьеву. Этот план товарища Фрунзе был оформлен приказом № 02389 от 7 июля 1919 г.

Еще до этого товарищ Фрунзе отдал ряд частных приказов и распоряжений, касающихся переброски 25-й дивизии. Он указал районы посадки и высадки ее частей, районы сосредоточения и т. д. 22 июня товарищ Фрунзе телеграфным запросом командованию Туркестанской армии интересовался, почему не выведена к местам посадки 2-я бригада 25-й стрелковой дивизии, и требовал немедленного выполнения своего приказа. Товарищи Фрунзе и Куйбышев лично занимались вопросами пополнения и довооружения 25-й дивизии.

23 июня окончательно определились места высадки частей дивизии из эшелонов:  1-я бригада — ст. Богатое, 2-я бригада — ст. Неприк, 3-я бригада — ст. Бузулук, штадив   и все учреждения   дивизии — ст. Неприк (1). 30 июня в подчинение Чапаева переходит бригада Плясункова. К 30 июня стало известно, что противник сосредоточил южнее Бузулука, в районах Б. Глушица и Алексеевском, крупные силы пехоты и конницы и намеревается разбить Деркулскую (Шиповскую) группу, отошедшую в район Б. Товолжанки под Пугачевом. В связи с этим командование Южной группы ставит высадившейся к этому времени 1-й бригаде 25-й дивизии задачу, не  ожидая подхода остальных частей дивизии, быть готовой к переходу в наступление с целью выйти на линию М. Глушица, Б. Глушица, Пестровский выселок, Ивановка, Сергеевка, Любимовка, Сайново, сорвать намерения противника по разгрому Деркулской (Шиповской) группы и обеспечить высадку и сосредоточение в назначенных районах остальных частей дивизии.

ОСВОБОЖДЕНИЕ УРАЛЬСКА.

1-я бригада 25-й стрелковой дивизии прибыла на ст. Богатое 25 июня. Через два дня высадился на ст. Бузулук 223-й полк 3-й бригады. Остальные части (2-я бригада, 224-й и 225-й полки 3-й бригады и все учреждения дивизии) не смогли своевременно сосредоточиться из-за нехватки паровозов и топлива.

29 июня 1-я бригада сосредоточилась в районе Коржевка, Утевка, Жабина. Высланная ею разведка натолкнулась на заставу противника, которая отошла, не приняв боя. Получив 30 июня телеграмму командующего Южной группой о подготовке наступления (2), командир 1-й бригады (3) приступил к выдвижению бригады на указанный ему рубеж. Особая бригада Плясункова к этому времени сосредоточилась в районе: Яблоный Враг, Михайловка, Дмитриевка и выслала разведку в направлении Б. Глушицы. К 2 июля была закончена высадка всех подразделений дивизии, и бригады начали выход в районы сосредоточения: 2-я — в район Герасимовка, Даниловка, Гостевка и 3-я — в район Суриковка, Савеловка, Петровка.

К моменту сосредоточения 25-й дивизии соотношение сил на Уральском участке было следующим: Красная Армия (1-я, 2-я и 3-я бригады 25-й стрелковой дивизии, Особая бригада Плясункова и 10-й кавалерийский полк) располагала 8338 штыками и 1342 (4) саблями белогвардейские части насчитывали 2600 штыков и 5350 сабель (5).

В этих условиях Чапаев решает провести операцию по освобождению Уральска следующим образом: вести наступление двумя бригадами 25-й стрелковой дивизии и Особой бригадой Плясункова, имея одну бригаду в резерве на своем правом фланге, с тем чтобы при подходе к Уральску ввести ее в бой и сильным ударом прижать противника к р. Урал и там его уничтожить.

Командовавший белогвардейскими силами генерал Толстов по получении первых сведений о сосредоточении на Уральском направлении 25-й стрелковой дивизии, уже известной ему по прошлым боям, решил временно отказаться от наступательных действий и перейти к подвижной обороне, с тем чтобы рядом боев истощить силы 25-й дивизии и втянуть ее в безводные степи южнее Уральска. Белогвардейским командованием были даны указания частям разрушать все колодцы по пути отхода, угонять скот, уничтожать и по возможности увозить продовольствие и фураж, принимать все меры к тому, чтобы селения оставались пустыми.

Операция по освобождению Уральска была проведена решительно и быстро. 2 июля Чапаев отдал свой первый приказ (№ 01) по группе войск, в котором поставил задачу: к 15 июля освободить Уральск, соединиться с уральским гарнизоном и уничтожить противника, прижав его к р. Уралу. Ближайшей задачей ставился выход на линию, указанную в приказе Южной группы № 02276: М. Глушица, Б. Глушица, Каралыцкий Умет, Ивановка, Любимовка, Сайново.

С 2 по 7 июля части 25-й дивизии и Особой бригады успешно продвигались вперед, встречая слабое сопротивление противника. Белые отходили, не принимая боя.

К 6 июля все части выполнили ближайшую задачу, а некоторые выдвинулись значительно дальше линии, поставленной приказом № 01. В своем приказе от 7 июля 1919 г. (№ 02) Чапаев следующим образом оценивал действия частей: «Полки вверенной мне группы, несмотря на опоздание в получении боевого приказа, поспешили его выполнить на целые сутки ранее срока. Это залог того, что Уральск будет освобожден раньше 15 июля, срока указанного Южной группой. Казачьи банды, оставив Пугачев и бегущие на всем фронте наших славных бригад, делают попытки вновь атаковать Уральск. Поспешим же уничтожить эти банды в волнах  Урала…» ((ЦАКА, д. № 4000. Военно-историч. журнал.)).

Этим же приказом была поставлена задача всей группе: 12 июля снять оковы с Уральска. Тов. Чапаев решил нанести фланговый удар силами 1-й и 2-й бригад. Далее следуют конкретные задачи частям:

«Особой бригаде не позже 10 июля перейти р. Таловка и достичь р. Вербовка.

1-й бригаде 10 июля занять х. Сладкое, Ялов, Яганов и ударом с фланга поддержать 2-ю бригаду.

2-й бригаде к 10 июля занять Красный.

3-й бригаде к 10 июля выйти на линию дороги от Усов до слияния речек Малая и Большая Быковка».

В своем резерве Чапаев оставил полк 2-й бригады. С 7 июля части приступили к выполнению этого приказа. К 10 июля Особая бригада Плясункова и 1-я бригада вышли на линию х. Кожевников, х. Павлычев; 2-я бригада подходила к х. Лепилину, х. Тарасному и 3-я бригада — к Ур. Широкая лоп.

Успешные действия 25-й дивизии немедленно сказались на действиях частей 4-й армии, которые также перешли в наступление и начали теснить противника. Угроза г. Пугачеву отпала.

После этого Чапаев решил еще раз сократить срок освобождения Уральска и приказом (№ 03) от 10 июля поставил задачу: 11 июля снять оковы с Уральска. В ударной группе были оставлены 1-я и 2-я бригады, на которые возлагалась задача ударом 1-й бригады с северо-запада и 2-й с северо-востока освободить Уральск. Особая бригада получила распоряжение, охраняя правый фланг группы, перехватить линию железной дороги Саратов — Уральск в районе х. Широкого. 3-я бригада, охраняя левый фланг группы, должна была перехватить тракт Уральск, Оренбург в районе Рубежный, Требухин.

Военный комиссар 25-й дивизии т. Фурманов и политический отдел проводили огромную работу в войсках по обеспечению выполнения этой боевой задачи. Сам т. Фурманов вместе с начдивом объезжал бригады, показывая бойцам примеры бесстрашия и героизма. Красноармейцы, охваченные единым порывом скорее освободить осажденный Уральск, несмотря на трудности снабжения водой, с исключительным упорством и напряжением сил двигались вперед. Суточный темп продвижения, с боями составлял 30 — 40 км.

Белогвардейские части, пытавшиеся на подступах к Уральску вновь оказать сопротивление, не выдержали дружного натиска красных частей и 11 июля начали отходить к югу от Уральска. Город был освобожден. Насколько могучим был натиск войск группы Чапаева, можно судить по тому факту, что в Гурьевском пехотном полку белых, состоявшем из 6 сотен по 250 человек в каждой, к окончанию боя на подступах к городу осталось 480 человек.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В течение 11 — 13 июля войска вели незначительные бои и закреплялись на новых рубежах: Особая бригада — в районе хуторов Гремячий, Бокаушин, 1-я бригада — в районе Ветелки, Горбунов II, 2-я бригада — двумя полками в Уральске и одним полком (резерв начальника дивизии) в Яганове; 3-я бригада — на линии Рубежный, Требухин. 13 июля штаб 25-й дивизии был переброшен в Уральск, и дивизия вошла в подчинение 4-й армии. Приказом командования армии Особая бригада Плясункова была передана в распоряжение 1-й армии. С этого момента группа Чапаева была ликвидирована, и 25-я дивизия вела дальнейшие бои самостоятельно.

С приходом в Уральск Чапаев 13-го же июля отдает приказ (№ 04), в котором следующим образом формулирует дальнейшую задачу дивизии: «уничтожить остатки казачьей банды в районе к югу от Уральска и тем обеспечить город Уральск от набегов противника».((ЦАКА, д. № 4000.)).

В том же приказе были даны конкретные задачи бригадам: 1-й бригаде — двигаясь через Чернухин, Железнов III, не позже 16 июля взять Форп. Чеганский, отрезав противнику пути отхода по тракту на юг.

2-й бригаде — оставить 221-й полк для охраны Уральска, остальными частями двигаться уступом слева за 1-й бригадой, совместно с ней окружить противника в районе Круглоозерный, Серебрик, Форп. Чеганский.

3-й бригаде — оставаться на занимаемом рубеже, ведя разведку по левому берегу р. Урала.

Со взятием Уральска между 25-й дивизией и Деркулской группой 4-й армии образовался разрыв, так как последняя не сумела пробиться на соединение с 25-й дивизией и вела в это время бой в районе Шипово. Командующий 4-й армией в связи с этим поставил задачу 22-й дивизии, освобожденной из осады в Уральске, пробиться вдоль железной дороги к западу соединения с Деркулской группой. Включив в свой состав последнюю, 22-я стрелковая дивизия должна была затем повести наступление на юг совместно с 25-й дивизией.

49-я Оренбургская стрелковая дивизия 1-й армии, действовавшая в это время левее 25-й дивизии, сбила противника с укрепленных пунктов по тракту Уральск — Оренбург, угрожая ему с фланга.

Оставив Уральск, противник разрушил железнодорожную линию (6), соединявшую Уральск с центральной Россией. Выполняя ранее намеченный план генерала Толстова, белое казачество при отходе засыпало глубокие железнодорожные колодцы и водоемы в селениях, а также отравляло их. С оставлением Уральска план белых, если он только существовал, состоял, очевидно, в истощении красных частей сопротивлением на тракте Уральск — Лбищенск и нанесении коротких отдельных ударов по флангам 25-й дивизии.

В связи с тем, что 22-я дивизия вместо общего наступления с 25-й стрелковой дивизией получила задачу соединиться с Деркулской группой, правый фланг Чапаевской дивизии оставался открытым, что создавало известную угрозу ее тылам.

14 июля противник силою до трех полков с двумя бронемашинами попытался обойти правый фланг 25-й дивизии в районе разъезда Ростошского. Находившийся здесь 219-й стрелковый полк 1-й бригады оказал упорное сопротивление, но под натиском превосходных сил противника несколько отошел. Положение было восстановлено после подхода 210-го стрелкового полка Особой бригады. Противник перебросил сюда еще ряд частей, стремясь, повидимому, прорваться в тыл 25-й стрелковой дивизии. Весь день оба полка вели ожесточенные бои на фронте Широкий, разъезд Ростошский, не давая противнику прорваться в тыл. Остальные полки 1-й бригады и 2-я бригада в это время медленно продвигались вперед, выполняя поставленные им задачи. На фронте 3-й бригады противник наносил местами чувствительные удары отдельным ее частям, но каждый раз отбрасывался и форсировать р. Урал не смог.

Для предотвращения обхода правого фланга и не желая терять инициативы в действиях, Чапаев принял решение расширить вправо фронт 1-й бригады и поставить ей задачу занять Переметное. 2-я брига- . да в связи с этим также развернулась несколько вправо с задачей овладения Железновым II и Железновым III. Приняв такое решение, Чапаев одновременно донес командующему 4-й армией, а в копии товарищу Фрунзе об образовавшемся разрыве с 22-й стрелковой дивизией и просил повернуть ее на юг для совместных наступательных действий. Командующий армией медлил с изменением задачи 22-й дивизии и лишь 19 июля под нажимом командующего Южной группой поставил задачу 22-й стрелковой дивизии содействовать Чапаевской дивизии по овладению Форп. Чеганским переходом в наступление с фронта Паника, Астраханский в направлении Кол. Шишонкова, Чеганский. Одновременно командующий армией приказал вновь сформированной из частей 4-й армии 50-й стрелковой дивизии сосредоточиться в районе Шипово, имея з виду заменить ею 22-ю стрелковую дивизию.

19 июля 25-й дивизии удалось овладеть Форп. Чеганским, после чего противник, оказывая слабое сопротивление, отступил, и 21 июля дивизия вышла на фронт Переметная, Солодовников (на карте нет), Кол. Ермальцева, Чеганский, имея на правом фланге 1-ю бригаду и в центре 2-ю. 3-я бригада в это время выполняла полученный 17 июля приказ командующего 4-й армией, который гласил: «3-ю бригаду 25-й дивизии не позднее 19.7 сосредоточить в районе Генварцевский, Ембулатвский для энергичного удара на Иртекский, Кинделинский в тыл противнику, одновременно с наступлением 1-й армии. По выполнении задачи бригаду по особому распоряжению вернуть в район Уральска» ((ЦАКА, ф. 184, д. № 59.)).

Из этого приказа видно, что 3-я бригада фактически была оттянута от 25-й стрелковой дивизии на 60 — 70 км.

21 июля противник сосредоточил в районе Усихи, Кол. Шишонкова до семи полков при 10 орудиях и 3 бронемашинах и в районе Жемчины до двух полков, пытаясь прорвать правый фланг 25-й дивизии. Части дивизии с большим трудом удерживали занимаемый рубеж. Командующий 4-й армией вновь подтвердил свое приказание 22-й дивизии поддержать 25-ю стрелковую дивизию, однако начальник 22-й стрелковой дивизии не только не выполнил этого указания, но приказом (№ 15) еще больше оттянул свои части к западу, увеличивая этим и без того большой разрыв с 25-й стрелковой дивизией и подставляя ее правый фланг под удар противника. Тогда Чапаев связался по телеграфу с начальником 22-й дивизии и потребовал от него более активных и решительных действий. Только 22 июля начдив изменил направление удара 22-й дивизии, что позволило Чапаевской дивизии, действовавшей с исключительным упорством, улучшить положение и 23 июля даже занять несколько новых пунктов на своем правом фланге.

Действия командования 22-й стрелковой дивизии привели к тому, что за время с 19 по 24 июля потери 25-й дивизии составили 250 человек убитыми и ранеными. Больше всего пострадал 219-й полк 1-й бригады. В тот период еще трудно было догадаться об истинных причинах такого странного поведения начальника 22-й дивизии. Лишь через несколько лет, после того как он поднял восстание против советской власти, был судим и расстрелян, стало очевидным, что он и тогда действовал как враг народа.

Командующий 4-й армией 23 июля заменил 22-ю дивизию частями.. 50-й стрелковой дивизии. Части 22-й дивизии были выведены в резерв для пополнения и последующей переброски на Южный фронт. В связи с этим начальник 25-й дивизии получил приказание прекратить наступательные действия и закрепиться на линии К. Простова, Чеганский. Претворяя в жизнь эти указания, Чапаев 24 июля отдал приказ за № 06, в котором поставил бригадам следующие задачи:

1-й бригаде — одним полком занять К. Простова и укрепить его траверсами; два полка, наиболее пострадавшие, отвести в резерв в район Кол. Ермальцева и Форп. Чеганский, где пополнить их.

2-й бригаде — двумя полками занять Кошумский и укрепить его. Один полк отвести в резерв в район Чеганский, где пополнить его.

74-му кавдивизиону — расположиться в Круглоозерном с задачей охраны правого берега р. Урала между Уральском и Шипово.

3-й бригаде — содействовать особой группе в ее продвижении вперед (имеется в виду Особая бригада Плясункова, переброшенная в район 49-й стрелковой дивизии и 1-й армии и действовавшая на ее правом фланге с задачей взять Илецкий городок).

Этим же приказом на командира инженерного батальона было возложено общее руководство работами по укреплению. Для этого ему были переданы саперные роты 1-й и 2-й бригад и предоставлено право требовать нужное количество рабочей силы от командиров бригад. Таким образом, 25-я дивизия по ряду не зависящих от нее обстоятельств переходила к обороне. Вывод в резерв трех полков в данном случае был не чем иным, как созданием мощной ударной группы.

К 26 июля закончилась замена 22-й стрелковой дивизии частями 50-й стрелковой дивизии, и была установлена следующая граница последней с 25-й дивизией: Переметное, Кол. Стремоусова, ф. Богатинский (все для 50-й стрелковой дивизии исключительно). Отсюда видно, что 50-я стрелковая дивизия нацеливалась на юго-восток с примкнутым к 25-й дивизии флангом. Это обстоятельство позволило Чапаеву вновь перейти в наступление, и в тот же день (26 июля) 221-й полк 2-й бригады занял последовательно Кошумский и Владимировский. 3-я бригада двумя полками (223-м и 225-м) наступала на Кирсановскую. 224-й полк командующий 1-й армией самовольно подчинил себе.

С 27 июля вплоть до 3 августа на всем фронте происходили незначительные бои местного значения, не давшие ни одной из сторон решительных результатов. Лишь 1-я армия при помощи 3-й бригады 25-й стрелковой дивизии овладела Илецким городком.

Выполняя план товарища Фрунзе, группа Чапаева за 12 дней (с 2 по 13 июля) прошла с боями 200 км, освободив Уральск. Этим самым план товарища Фрунзе в первой его части был выполнен.

Выполнение второй части плана в связи с отъездом товарища Фрунзе задержалось, так как намечавшаяся им перегруппировка частей не была своевременно произведена командованием 4-й армии. Более того, ударная группа Чапаева была сильно ослаблена тем, что из нее взяли Особую бригаду Плясункова, а 3-ю бригаду 25-й дивизии растянули на фронте в 120 км. Все это замедлило темпы продвижения 25-й дивизии, которая за время с 13 июля по 3 августа продвинулась вперед лишь на 40 км.....

продолжение во второй части

Источник: http://www.retropressa.ru/razgrom-belokazakov-chapaevskojj-diviziejj-1919-g/

 

 

Категория: Книги | Добавил: lavr (01.04.2019)
Просмотров: 52 | Теги: разгром белоказаков чапаевской диви | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar