Авторизация
Логин: Пароль:
Поиск по сайту

Чат
Газета
ВИДЕО

Облако тегов
Главная » Статьи » Публикации » Колонка краеведа

ЛЕВ ГУЗИКОВ. САБЕЛЬНЫЙ ПОХОД ГЕНЕРАЛА ТОЛСТОВА.

ЛЕВ ГУЗИКОВ. САБЕЛЬНЫЙ ПОХОД ГЕНЕРАЛА ТОЛСТОВА.

На тему: “белые” и “красные”, “наши” и “не наши” за последние лет двадцать говорилось достаточно много. Мы не будем на этом подробно останавливаться - вполне понятно, что каждая из враждующих сторон отстаивала свою правду, с оружием в руках, а посему дров в свое время наломали немало. Гражданские войны – самые кровавые. Так вот, если рассматривать историю нашего города времен становления советской власти и гражданской войны, нельзя не обратить внимания на фигуру одного из наших земляков, сыгравшего одну из ключевых ролей в борьбе уральского казачества с большевиками. Это последний войсковой атаман Уральского казачьего войска, генерал-лейтенант Владимир Сергеевич Толстов. 
“…И ПРЕДКОВ ЛАВРЫ И МАРСА ДУХ ВОИНСТВЕННЫЙ СНИСКАЛ”
В относительно небольшом по численности (в 1914 году – 166 тысяч человек) Уральском казачьем войске было к концу ХIХ века около 200 офицерских семей, пожалованных потомственным дворянством. Одной из них была семья Толстовых в поселке Тополинском Орловской станицы Гурьевского отдела (округа) Уральского казачьего войска. Здесь в 1884 году в семье будущего наказного атамана Терского казачьего войска Сергея Евлампиевича Толстого родился Владимир Толстов, чей жизненный путь вторит судьбам тысяч других офицеров Белой гвардии, твёрдо вставших на путь борьбы с большевизмом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Окончив Николаевское офицерское кавалерийское училище, Владимир служил в Уральских казачьих полках, где его и застала первая мировая война. На ратную стезю Толстов вступил будучи подъесаулом, вернулся с германской уже полковником, командиром полка и Георгиевским кавалером. Возвращаясь с фронта к берегам седого Урала 33-летний Толстов побывал на Дону у генерала А.М. Каледина, организатора донского казачьего сопротивления.
В родной Гурьев, к семье, Владимир вернулся только в январе 1918 года. Несмотря на то, что 27 ноября 1917 г. – официальная дата установления в Гурьеве советской власти, власти у большевиков как таковой не было, ибо казачье правление существовало по-прежнему, но и ярые антибольшевисткие настроения ещё не проявлялись. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Здесь нужно особо отметить, что главные исторические события, влиявшие на политическую жизнь Гурьева, происходили в казачьей столице – Уральске. Город, до предела натянутым нервом реагировал на каждую новость и гудел, как потревоженный улей, когда в марте 1918-го, в Уральске, генерал М.Ф. Мартынов с группой офицеров сверг советскую власть, так как переговоры, которое вело руководство Уральского войска с большевиками ни к чему не привели. А самый первый набат прозвучал ещё в станице Илецкой, занятой большевистским отрядом, где после массовых арестов терпение казаков лопнуло.
23 марта аналогичный переворот возглавил Владимир Толстов здесь, в Гурьеве и тут же он стал атаманом Гурьевского отдела. А представители новой власти – первые совдеповцы расстреляны казаками в ночь с 9 на 10 июля на Пешном, который до середины 30-х годов был настоящим островом, не то, что ныне. 
ШЛИ ВОЙНОЮ БРАТ НА БРАТА
Итак, разгар гражданской войны, более десяти стран мира пытаются поспеть к разделу пирога и отхватить свой лакомый кусок от взбаламученной распрями России. Английские нефтяники, обеспокоенные положением дел на уральском фронте, предложили  казакам-уральцам материальную помощь. А, надо сказать, еще в 1909 году в Гурьеве впервые появились представители английской компании “Шелл”, которые приобрели здесь часть нефтепромысловых площадей. Уральцы, испытывавшие затруднения с оружием, не стали отказываться, и Гурьев превращается в большую военную базу. Артиллерия, обмундирование, боеприпасы поставлялись морскими судами из Баку. Здесь атаман Толстов показал свои организаторские способности: налаживал бесперебойные военные поставки в Уральск, мобилизовал всех местных казаков, дал отпор красноармейским частям, наступавшим со стороны Астрахани…
Прошел год. Наконец, в марте 1919-го 4-й армии красных удалось захватить Уральск. Практически не имевшие людских резервов казачьи части отступали, срочно был нужен решительный и волевой командир, и в этот критический момент взоры экстренно созванного войскового круга обратились к генералу Толстову. Из постановления казачьего круга: “…избрать войсковым атаманом генерал-майора В.С. Толстова и вручить ему неограниченную власть как над жизнью и смертью воинских чинов, так и над гражданским населением войсковой территории…”.  
Получив диктаторские полномочия, Толстов, после ряда энергичных, а порой и жестоких мер, поправил пошатнувшиеся фронтовые дела казаков, и красные были отброшены до самого Уральска. 
За активные боевые действия Верховным правителем России, адмиралом А. В. Колчаком, генерал-майору Толстову было присвоено звание генерал-лейтенанта, т. к. ещё в ноябре 1918 года Уральская армия вошла в оперативное подчинение Верховному правителю, получив название Отдельной, и действовала, сообразуясь с планом его войск. 
ТАЙНА СМЕРТИ ЧАПАЯ
Казачество – это поистине неповторимая исторически сложившаяся военная каста, в штыки воспринимавшая любое политическое вмешательство извне в их традиционный многовековой уклад жизни, там паче вмешательство военное. Вполне понятно, что практически всё казацкое население обуяли антибольшевистские настроения. Это верно отразил Дмитрий Фурманов в своем романе “Чапаев” словами: “Это вам были не колчаковские мобилизованные мужики. Здесь, что ни казак, то непримиримый враг советской власти”. Кстати, о Чапаеве.
Кажется, о народном герое Чапаеве известно все – из романа и одноименного кинофильма, мемуаров, народных песен, и даже анекдотов. Но все-таки некая тайна по-прежнему окружает образ этого легендарного комдива, тайна его героической гибели; столь идеализированная советской пропагандой. Еще в начале 90-х история о последнем бое и красивой смерти Чапаева начала постепенно терять свой блеск.
Каковы истоки успеха Лбищенского рейда казаков и ликвидации легендарного комдива? На этот счет существуют самые разные версии, начиная от предательства ревнивой жены Чапаева, раскрывшего военные тайны красных, и, заканчивая поимкой гонца-красноармейца с пакетом важнейших стратегических данных, откуда казакам и стало известно о месте пребывания чапаевского штаба. Ну, с этим сложным вопросом пусть разбираются историки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Итак, 31 августа 1919 года полуторатысячный казачий отряд из поселка Калёновского двинулся в глубокий рейд по тылам красных. Направление – станица Лбищенская (ныне пос. Чапаево). Уже четвертого сентября белый отряд под руководством полковников Сладкова и Бородина был на месте. Поговаривают, что красные своевременно заметили казачьи разъезды, но не придали этому значения. Чапаева решено было взять живым, для чего выделили специальный взвод. Спящих красногвардейцев застали врасплох, отдельные группы бойцов после коротких стычек с казаками отходили к Уралу. Личного ординарца Чапаева, Исаева Петра – того самого “Петьку”, пленили сразу, раненому же в руку комдиву в ночной суматохе удалось бежать из штаба. Далее во время боя Чапаев якобы получил тяжёлое ранение и на досках был переправлен на бухарскую сторону Урала, где и скончался. Венгры (отряд Чапая был интернациональным) закопали тело руками прямо на берегу в песке и прикрыли могилу камышом, чтобы враги не нашли и не надругались над погибшим. Сейчас на месте предполагаемой могилы Чапаева плещутся волны, река поменяла своё русло. 
Историки пишут, что создатели легенды о гибели Чапаева лишили его даже права на собственную могилу. Не существовал белогвардейский броневик, которого комдив забрасывал гранатами, а плененный в начале боя Петька никак не мог отстреливаться до последнего патрона на берегу Урала, спасая раненого командира. Похоже, нам уже никогда не узнать истины.
Казачья армия вновь отвоевала большую часть войсковой территории, но под напором превосходящих сил противника казаки начали отступать к Каспию. Вместе с боевыми частями уходили тысячи беженцев. 
ПОСЛЕДНИЙ ПОХОД УРАЛЬЦЕВ
3 января, 1920 год. После ожесточенного боя на подступах к Гурьеву в белогвардейском комитете обороны (в здании, где в 1938 году разместилось облоно) состоялось последнее заседание штаба генерала Толстова. Утром город покинули последние части белых, В.С. Толстов повел остатки уральской армии в Форт-Александровск (сейчас это г. Форт-Шевченко). К уральцам присоединились остатки многих отрядов, отступавших из под Астрахани: русско-сербский, енотаевский, оренбуржский, астраханские пластуны и представители английской миссии. В нелёгкий путь вышло до 15 тысяч казаков, беженцев. Многие забрали свои семьи, так поступил и генерал Владимир Толстов. 
Лютый холод, стужа, люди знали – многие не дойдут. Один из участников этого страшного похода прапорщик Л. Масянов в своих мемуарах “Гибель Уральского казачьего войска” писал: “Рассказывали про одну пулеметную команду из 60-ти человек. Бойцы остановились на ночлег прямо в снегу и померзли все насмерть. Один молодой офицер с отмороженными руками просил прохожих избавить его от страданий, но никто не решался этого сделать… Форт Александровск представлял собой маленькую крепость, построенную когда-то русскими как базу для покорения Туркестана. Поход длился два месяца. До Форта дошла лишь четвертая часть вышедших. Вокруг Форта жили оседлые киргизы и туркмены, сюда и дошли уцелевшие остатки Уральской Армии. Русские рыбаки, жившие в станице, были почти все большевизаны, сообщались с Россией через Астрахань, куда отправляли рыбу, получая взамен продукты питания и прочее…”.
Атаман немедленно приступил к отправке раненых и больных на Кавказ с помощью Каспийской флотилии, эвакуация шла медленно. Тем временем красные приближались, агитируя через лазутчиков и по радио к сдаче. Толстов принял решение идти дальше, через степи Туркестана в Персию (Иран), начался второй этап отступа, добровольный. Многие, устрашившись трудностей предстоящего пути, предпочли остаться в Форте, да и сама война так осточертела, ведь некоторые воевали без роздыху аж с 1914 года. Отец атамана Сергей Евлампьевич тоже не захотел эмигрировать. “Пусть мои кости зароют здесь”, - сказал он решительно сыну. Позже стало известно, что 71-летнего старика и еще одного генерала расстреляли в Москве. 
А между тем небольшой отряд в 214 человек, во главе с В.С. Толстовым, отстреливаясь от набегов враждебно настроенных туркменов, пробивался в Персию. Так прошло еще два месяца, наконец, утром 22 мая 1920 года поредевший отряд добрался до первого персидского селения Рамианы, затерянного где-то у подножия Персидского хребта. Так закончился второй поход уральцев.
НА ЧУЖБИНЕ
Из Персии Толстов и часть казаков пересекли Курдистан в Мессопотамию (Ирак), где некоторое время жили в английском лагере в Басре, где в то смутное время жили много русских беженцев. Атаман Толстов решил воспользоваться девятимесячным отдыхом, приводя в порядок свои путевые записи и дневники. Итогом его кропотливых трудов стала книга “Из красных лап в неизвестную даль”, вышедшая в 1921 году в Константинополе (Стамбуле). В Басре у Толстова родился сын, названный в честь расстрелянного деда – Сергеем. 
В начале 1922 года “союзники”-англичане попросили всех русских покинуть колонию. Уральцы морем перебрались во Владивосток, где Толстов вошел в правительство генерала М.К. Дитерихса, существовавшей тогда Дальневосточной республики (ДВР). Спустя несколько месяцев, когда последний оплот Белой гвардии в России пал, казаки перебрались в Харбин – центр “белой эмиграции” в Китае. Оттуда, в 1923 году семья Толстовых и еще 80 казаков эмигрировали в Австралию, где и нашли свой приют.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Уральцы работали на плантациях сахарного тростника – вопреки распространённому мнению, что они якобы увезли с собой всю войсковую казну. Поначалу маленькая казачья община держалась вместе, постепенно же все разъехались по разным местам, но связей не теряли. В День Архистратига Михаила все земляки собирались вместе, вспоминали родину, пели казачьи песни. Владимир Сергеевич Толстов, последний атаман Уральского казачьего войска, умер в 1956 году в Брисбене. До последней минуты старый атаман не терял надежды вернуться в родные места, к берегам Урала. Но не судьба. Волю атамана исполнил его внук – Михаил Толстов. В 1991 году он приезжал в Уральск, посетил также Лбищенск и Гурьев. 
Лев ГУЗИКОВ 
Газета «Ак Жайык», 18.03.2004 г. Атырау 

Подписи к фото: 
1. Атаман В. С. Толстов
2. В этом доме генерал Толстов принимал английского контр-адмирала Норриса.   
3. Лбищенск. Здание, где работал генеральный штаб чапаевской дивизии
4. Атаман В. C. Толстов в кругу семьи. Австралия, г. Брисбен, 1938 г. 

Категория: Колонка краеведа | Добавил: lavr (19.01.2018)
Просмотров: 537 | Теги: уральские казаки, В.С. Толстов, гурьев | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar