Авторизация
Логин: Пароль:
Поиск по сайту

Чат
Газета
ВИДЕО

Облако тегов
Главная » Статьи » Публикации » Научные публикации

К ВОПРОСУ О СТАРООБРЯДЧЕСТВЕ УРАЛЬСКИХ КАЗАКОВ.

История старообрядчества – одна из самых трагических страниц в истории не только Русской Церкви, но и всего русского народа. Торопливая реформа патриарха Никона разделила русский народ на два непримиримых лагеря, привела к отпадению от Церкви миллионов верующих людей. Раскол разделил народ на два класса по самому важному для человека признаку религиозной веры [1].Реформа заключалась в исправлении богослужебных книг и некоторых изменениях в обрядах по греческому образцу. Многие историки убедительно доказали, что реформы Патриарха Никона были малообоснованны, и старообрядцы во многом, хотя и далеко не во всём, были абсолютно правы в своём несогласии с ними. Однако эта формальная правота оборачивается нравственной неправотой в отношении стаpообpядцев к самой Церкви. Эта неправота заключается в том, что для ярых пpивеpженцев протопопа форма нескольких богослужебных обрядов, почти бытовая традиция, оказалась важнее самой Церкви[2].

Возникнув в XVII веке, старообрядчество сохранилось и в сегодняшние дни. Оно прошло процесс длительной трансформации и развития. В результате чего появились новые течения и направления, отличающиеся своей консервативностью, степенью строгости и многим другим. В основном старообрядчество разделилось на два основных толка: поповский (признающий необходимость священников при богослужении и обрядах) и беспоповский (отрицающий возможность существования "истинного" духовенства) [3].

Старообрядчеству сегодня посвященно множество научных работ и исследований, которыми занимаются ученые из разных стран. География распространения старообрядчества является весьма внушительной, соответственно и распространение оно получило у множества народов. А это накладывает определенные отпечатки и следы на развитии этого религиозного направления. Одной из малоизученных остается проблема развития старообрядчества среди казаков Уральского казачьего войска.

Феномен старообрядчества уральских казаков имеет ряд причин геополитического характера. Географически войско являлось в конце XVI в. самым дальним русским форпостом. Удалённость от столицы российской империи, этнографическая изолированность казаков отделённых частью Великой степи от остальной России — всё это чисто механически препятствовало проведению реформ патриарха Никона на территории войска. Поэтому Казаки просто оставались верны дониконовским обрядам православной церкви. А уж военный уклад жизни способствовал защите своих религиозных убеждений.

Способствовало сохранению старообрядчества на Яике (Урале) и некоторые меры со стороны царского правительства и непосредственно самих самодержавцев.

Так, например, в начале XVIII века Россия вступила в Северную войну со Швецией. В 1709 году после Полтавской битвы, где уральские казаки проявили свой героизм, особым указом Петра I, им было предоставлено право ношения бороды, и как следствие, оставаться при своей вере. Здесь можно привести в доказательству и историческое предание о знаменитом казаке Рыжечке, записанное историком уральских казаков Иосафом Игнатьевичем Железновым:

«....Чем же тебя, друже мой, дарить-жало­вать?... Говори!... Ничего не пожалею!»

«Мне, Надежа-Царь, ничего не надо, а по­жалуй, коли твоя милость будет, наше об­щество».

Царь и спрашивает: — «чем?... говори!»

«От предков твоих, благоверных Царей, мы жалованы рекою Яиком с рыбными ловлями, сенными покосами, лесными порубами, а гра­мота на то у нас пропала. Пожалуй нам, На­дежа-Царь, со своей высокой рукой, другую грамоту на Яик-реку».

«С великою радостью», сказал Царь и ве­лел тут-же написать грамоту на Яик-реку со всеми угодьями на веки-вечные.

«Еще что?... Проси!» — сказал Царь.

Рыжечка и говорит: — «Еще, Надежа-Царь, пожалуй нас, коли милость твоя будет, крестом и бородой».

«Для кого нет, а для Яицких казаков — есть» — ответил Царь. «Пиши, секретарь, что я жалую Яицких казаков крестом и боро­дою на веки-вечные. Это все для общества», говорит Царь.....» [4].

 

Особенностью уральского раскола было то, что, отправляясь на войну, внешнюю службу, длительные командировки, казаки добровольно оставляли все старообрядческие привычки: ели вместе с представителями официального православия, курили, общались со староверами не из казаков. Находясь на внешней службе, казаки посещали "никонианские" храмы, а некоторые брили усы и бороды. Но когда наступало время возвращения на р.Урал, они снова отпускали бороды, а курившие и нюхавшие табак бросали трубки и табакерки у самых границ войска [4].

Впрочем, государственные мужи прямо свидетельствовали, что «… казаки Войска Уральского все вообще с жёнами и детьми суть старообрядцы», атаман Столыпин предлагает митрополиту Антонию не проводить увещевание раскольников: «Казаками, Ваше преосвященство, надо быть очень осторожным: гнуть надо, но надо и парить, возбудить пугачевщину очень и очень легко!» и докладывая в отчете шефу жандармов В. А. Долгорукову от 6 декабря 1859 г. что «все 67 тысяч уральских казаков по единодушному согласию и добровольному влечению присоединились к единоверию», но по другому свидетельству — «Мудрено только, чтоб казаки сдались: это не мужики, которыми правительство привыкло помыкать как угодно». «Действительное приобретение для православия произойдёт только в следующем поколении, которое не останется некрещеное», — писал А. Д. Столыпин [5].

Борода в войсковой жизни уральских казаков была неотъемлемым внешним атрибутом, символом соборности казака – приверженца староверия. Внешность человека воспринималась как символический знак его сущности, а обычаи, обряды – как священные устои общественного порядка. Борода была знаком достоинства казака, символом свободы и привилегий. На территории войска у старообрядцев мода на окладистую бороду продержалась до 1917 г. Борода стала настоящим "идентифицирующим признаком этнографического характера".

Староверие для казаков р.Урала, смотревших на себя как на исключительных и единственных обладателей богатств края, – это протест против реформ церковно-религиозных, да и гражданских. Казаки случае пытались сохранить даже не столько старые традиции церкви, сколько свои обычаи, нравы и жизненные устои, дорожа собственно не духом старины глубокой, а лишь внешними обычаями и привычками. Старообрядчество казаков было более политическим, чем конфессиональным. Они были далеки от религиозного экстремизма. Их "отделение" было ничем иным, как возможностью законсервировать свои вековые привилегии, стремлением обособиться от властей, став под иное религиозное знамя.

Уральское старообрядчество подпитывалось свойственной казакам сплочённостью и взаимопомощью. Традиции взаимовыручки, столь нужные казачеству в противостоянии с врагами, стимулировала и экономика войска. Уральская казачья община не знала земельных переделов, войско являлось единой земельной общиной. Уральское казачество представляло собой субэтнос – особую, этносоциальную группу русского народа, имевшую замкнутую хозяйственно-общественную организацию. Староверы в войске были решительно на своём месте и в своей среде. Здесь не было преследований, крестились свободно двоеперстно, имели старопечатные книги и отправляли по ним службу. Старики-старообрядцы являлись консервативной силой, препятствовавшей преобразованию хозяйственной и социальной жизни войска. Костяк казачьего староверия опирался на казаков-стариков и офицеров, атаманов, урядников и, особенно, их жён. Последние были главными хранительницами старообрядчества на р.Урале. Этому были свои причины, службу они не несли и из войска не выезжали, Владели старославянской грамотой, читали старообрядческую литературу, по ней же учили грамоте казачат.

Несмотря на перечисленные отступления от правил, староверие прочно сохранялось в войске благодаря общественному строю этого последнего, стремившегося «во что бы то ни стало поддержать прежнее устройство общины, прежние порядки и обычаи страны, прежний дух казачества».

Защищая неприкосновенность старых обрядов, ратуя за двуперстный крест и бороду, казаки тем самым отстаивали и свои права и привилегии, свободу и вольности, право располагать собою и жить по своему усмотрению. Это желание обособиться и быть у себя полновластным и независимым хозяином и делало старину и старую веру привлекательными в глазах уральцев. Благодаря старообрядчеству сохранены старые традиции и обряды, многие элементы древнерусской культуры: пение, духовные стихи, речевая традиция, иконы, рукописные и старопечатные книги, утварь, облачения.

В настоящее время наблюдается процесс восстановления религиозной сферы в современном обществе. В связи с этим, актуальными и интересными, в плане исследования, становятся вопросы религиозной истории общества, в частности истории старообрядчества, которое затрагивало как политическую, экономическую, так и культурную сторону жизни людей.   Процесс возрождения казачества, проявившийся в современное время, ставит перед исторической наукой новые исследовательские задачи.

 

Список использованной литературы:

1. Зеньковский С.А. Русское старообрядчество Институт ДИ-ДИК. 2006.-688..].

2. Старообрядчество в дореволюционной России (уникальная коллекция фотографий начала XX века): http://all-photo.ru/temples/index.ru.html

3 Школьная энциклопедия «История России 9-17 вв.». - М.: «Олма - пресс Образование». 2003.-784.

4.http://nicsky.ru/petr-1-pozhaloval-uralskix-kazakov-zemlej.html#ixzz3yo1LoFLQ

5.Данилко Е.С. Старообрядчество на Южном Урале: историко-этнографическое исследование: Дисс. на соискание уч. степени кандидата исторических наук. Уфа,2000. С.5. 

6. http://ru.wikipedia.org/wiki/яицкие казаки.

Автор Нагель Анна.

 

Категория: Научные публикации | Добавил: Lavr (15.02.2016)
Просмотров: 615 | Теги: Нагель Анна, казаки, уральские казаки, старообрядчество уральских казаков, старообрядчество | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar