Авторизация
Логин: Пароль:
Поиск по сайту

Чат
Газета
ВИДЕО

Облако тегов
Главная » Статьи » Публикации » Научные публикации

ОСЕТИНЫ В СОСТАВЕ КАЗАЧЬИХ ФОРМИРОВАНИЙ РОССИИ.

Осетины в составе казачьих формирований России.

 

Создать мир легче, чем понять его…

                                                                                         А. Франс

Казаки – этнос это или сословие, вопрос на который, наверное, ответить смогут не скоро, но факт остается фактом – это общество у которого существуют свои обычаи и традиции, у которых есть свои исторические корни. Слово «казак» тюркского происхождения, что в переносном смысле означает «свободный человек». На Руси казаками считались вольные люди, которые жили на окраинах государства. Казаки в прошлом были беглыми крепостными крестьянами, холопами и городской беднотой.

Покидали они свои места от безысходности. Бедность, крепостная неволя и бесправное положение – это основные причины их бегства. Беглецов еще называли «гулящими» людьми. У правительства были сыщики, которые разыскивали беглецов. Если ушедших в бега находили, их наказывали и возвращали на прежнее место жительства. Массовые побеги продолжались. На окраинах Руси образовались вольные области. Первые поселения возникли на Дону, Яике и в Запорожье. Правительство было бессильно. Оно смирилось с существованием казачества.

Больше всего казаков было на Дону. Там они стали селиться в начале 15 века. В те времена не существовало ни обязательной службы, ни повинностей и ни воеводы. Казаки сами выбирали управляющих. Казаки делились на сотни и десятки, которыми управляли сотники и десятники. Для решения проблем казаки собирались на сходки, которые еще назывались «кругами». Во главе сословия был атаман, у которого был свой помощник есаул. Казаки подчинялись московскому правительству и были у него на службе. Но они не отличались большой преданностью и порой принимали участие в крестьянских восстаниях.

В шестнадцатом веке образовалось множество казачьих поселений, жители которых именовались в соответствии с географическим принципом, например, донские, запорожские, яицкие, терские и др.

В восемнадцатом веке московское правительство превратило казачество в замкнутое военное сословие, которое должно было нести военную службу в системе вооруженных сил  Российской Империи. Казаки стали охранять границу страны. Именно там они и жили. Чтобы казаки оставались верными, московское правительство наделяло их льготами и привилегиями. Казаки гордились своим положением. У казаков были свои обычаи и традиции, которые передавались из поколения в поколение. Казаки считали себя особым народом, остальных жителей они называли «иногородними». В 1917 году все изменилось. Советская власть отменила привилегии и льготы, ликвидировала казачьи области. Казаки подвергались репрессиям. Советская власть прикладывала все усилия для уничтожения традиций, которые создавались столетиями. Но стереть с памяти людей прошлое она не смогла. В настоящее время многие традиции казачества начинают возрождаться.

Одной из особенностей социальной структуры России периода XIX–  начала  XX  вв.  является существование  казачьего  сословия. К концу XIX в. в стране насчитывалось  11 казачьих  войск: Амурское, Астраханское, Донское, Забайкальское, Кубанское,  Оренбургское,  Сибирское,  Семиреченское,   Терское,Уссурийское,   Уральское.  В  таком  составе,  казачьи   области сохранялись  вплоть  до  февраля 1917 г. В  период  деятельности Временного   правительства  возникли  еще  два   самостоятельных казачьих  войска: Енисейское и Иркутское. Сами названия казачьих войск  свидетельствуют о широте территорий, на которых проживали казаки,  говорят  о  том, что изучение казачьей  проблемы  имеет далеко  не местный характер, а представляет значительный интерес в масштабе страны.

Особый   интерес  представляет  собой  вопрос   национального состава казачества. Большинство российского казачества считалось русским,  но  в  его  составе  имелись  и  представители  других национальностей:  украинцы, буряты,  калмыки,  татары,  осетины, черкесы   и  др.  В  Российской  Империи  в  документах  граждан упоминалась  не  национальность,  а  родной  язык.  Обратимся  к переписи 1897 года. В Терском казачьем войске на это время  было 167301  человек казачьего населения. Из них русский язык  родным назвали  145508 человек, украинский – 16329, калмыцкий  –  2727, белорусский – 586, татарский – 252, другие – 29321. В последнем   числе   большинство  принадлежит   казакам-осетинам, игравшим  значительную роль в истории Терского казачьего  войска (ТКВ).

В  дореволюционный период вопросу деятельности осетин  в  ТКВ уделялось довольно мало внимания ввиду того, что изучалась  лишь общая  история  Терского казачьего войска. Конкретно  этой  теме была    посвящена    лишь работа З.Сосиева “Станица Черноярская”, опубликованная  первоначально   в газете  “Терские  ведомости”, а затем в  “Терском  сборнике”.  В Советское  время долгие годы тема истории казачества  оставалась под запретом. Лишь некоторые работы косвенно затрагивали вопросы осетинского казачества. Среди них Б.Березов “Переселение осетин с   гор   на  плоскость”,  Б.Калоев “Моздокские осетины”. В последнее время эта тема рассматривалась   в  книгах  Г.  Дзагуровой “Под российскими знаменами” и “Осетины в воинах России”,Ф.Гутнова “Время и люди”. Несколько десятков статей о казаках-осетинах опубликовал Ю. Запоев. При всем этом данную тему вполне  можно назвать малоизученной. Из всей истории осетинских казачьих станиц наиболее малоизвестным оказался период начала XX века.  В связи  с  этим  более подробно рассмотрим вопрос  места  и  роли казаков-осетин в Терском казачьем войске вплоть до 1914  года  и участие  их  в  Первой  мировой  войне.  Именно  в  этот  период наибольшее количество казаков-осетин стали офицерами и  достигли генеральских  чинов. Достаточно сказать, что за  всю  историю  в рядах  Терского казачьего войска 12 уроженцев станиц Черноярской и  Новоосетинской  стали генералами, из них трое  до  1914  года (Казьма  Занкисов, Бейбулат Тургиев, Заурбек  Тургиев),  один  в течение  Первой мировой войне (Эльмурз Мистулов), остальные  во время Гражданской войны (Владимир Агоев, Константин Агоев,  Иван Хамилонов,  Яков  Хабаев,  Александр  Сабеев,  Василий   Бегиев, Георгий Татонов и Лазарь Бичерахов).

Первые  тесные  связи  горцев  с казачьим  населением  Терека относятся  к  XVI  веку,  когда появились  станицы  Гладковская, Курдюковская   и   Щедринская.  С  этого   времени   численность станичников увеличивалась за счет не только беглых крестьян,  но и  горцев.  Со  многими горскими обществами казаки  поддерживали тесные  экономические связи. Известно, в частности, что  осетины имели  довольно  оживленную торговлю со станицами  Щедринской  и Червленной.  Но  самое тесное сотрудничество  осетин  и  терских казаков началось с XVIII века, когда был основан Моздок.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Терские казаки-осетины в начале XX века.

Первые  осетины-горцы появились в Моздоке в 1764  году,  т.е. уже  через  год  после основания крепости.  В  это  время  здесь проживало  6  осетинских  семей.  В  1785  году  в  Моздоке  уже насчитывалось  223  осетина, составлявших 88  семейств.  Со  дня появления первых осетин в Моздоке их стали привлекать к воинской службе. В 1764 году была сформирована горская команда из  осетин и  кабардинцев  для несения охранной службы.  Некоторые  из  них впоследствии   стали   офицерами  и  были   награждены   боевыми наградами.

Начиная  с  XIX  века,  к первой группе  переселенцев-осетин, именовавшихся “цайта”, прибавилась вторая группа – осетин-ерашти из  дигорского  общества. Как и цайта,  ерашти  переселились  на равнину   по  причине  дефицита  земли  и  притеснения   местных феодалов.

Первыми переселенцами из Дигории, основавшими в 1804  году  в 25  километрах  от Моздока поселение Черноярское,  стали  братья Кургосовы, капитан русской службы Тавсурко и священник  Алексей. Вслед  за  Кургосовыми  в  Черноярским  быстрыми  темпами  стали переселяться другие семьи из Дигорского ущелья, а также осетины-иронцы. Уже спустя год поселение насчитывало 40 дворов. Через  пять  лет после основания Черноярского  на  Моздокскую равнину  переселилось  селение Масыгкау Дигорского  общества.  В трех  километрах от Черноярской они построили селение, названное Ново-Осетинское,  но  в народе долгое время  хранилось  название “Масыгкау”.

Казаки-осетины станицы Ново-Осетинской.

Первоначально, дигорские переселенцы несли службу на охранных постах,  пока в 1824 году не произошло знаменательное событие  – поселения  Черноярское и Ново-Осетинское  были  переименованы  в станицы,  а  их  жители причислены к казакам.  С  этого  времени казаки-осетины  на равных со всеми терцами участвовали  во  всей деятельности  Терского казачества. В 1850 году в  двух  станицах было  207  дворов, а в 1900 году – 533 двора. Кроме  этого,  при осетинских  станицах существовали еще хутора Тускаева,  Елбаева, Гокинаева, Аркалова, Савлаева.

В   составе  Горского  и  Моздокского  полков  казаки-осетины участвовали  в  многочисленных  походах  и  сражениях  во  время Кавказской  войны,  в  русско-турецкой войне  1828-1829  гг.,  в походе на Польшу в 1831 году, в Восточной войне 1854-1856 гг.  и в   русско-турецкой  1877-1878  гг.  С  отличием  казаки-осетины показали себя в русско-японской и Первой мировой войнах.

Военная  доблесть,  лихость,  удаль,  беззаветная  отвага   и решимость  – победить или умереть – все эти качества  объединяли казаков и осетин. Военное дело стало основным ремеслом уроженцев станиц  Черноярской и Ново-Осетинской. Уже в 1843 году, в первом для себя большом сражении, черноярцы продемонстрировали качества настоящих  воинов – отвагу, храбрость и мужество. 3  марта  1843 года,  отражая нападение отряда одного из наибов имама Шамиля  в районе  Моздока, погибла почти вся осетинская казачья  сотня.  В 1903  году  в  память об этом событии был сооружен памятник,  на котором  были запечатлены имена погибших героев – Степан Гажеев, Махамат  Агоев, Гаса Гульдиев, Заурбек Гогинаев, Гаппо  Тускаев, Иналук  Гацунаев, Сабан Тугуров, Масарби Сеоев, Дохчико  Кокиев, Кубади Байтуганов и другие.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Осетины-казаки в Императорском Конвое.

Привлечение на российскую военную службу кавказцев имело важнейшие, далеко идущие последствия. Российские Государи прекрасно учитывали рыцарский менталитет горских воинов, их храбрость, верность данному слову, присяге и т.п. Поэтому безбоязненно формировали из горцев кавказцев привилегированные войсковые части. Кроме этого, создание местных (туземных) воинских формирований давало не только надежную и действенную поддержку регулярным частям русской армии, но и формировало в местном населении убеждение, что они являются полноправными подданными Империи и Государя. Через армию на Кавказ проникала европейская культура и наука. При воинских соединениях открывались школы, больницы, библиотеки и пр.

Особое значение имело привлечение представителей самых знатных кавказских родов на службу в Собственном Императорском Конвое. Датой основания Конвоя принято считать 18 мая 1811 года, когда Императором Александром I был подписан указ о сформировании в составе Лейб-Гвардии казачьего полка сотни казаков из «лучших людей от Черноморского войска». Лейб-Гвардии  эскадрон из черноморских казаков принял активнейшее участие в войне 1812- года, особенно отличившись в битве народов при Лейпциге 4 октября 1813 г. За этот подвиг Государем были пожалованы Георгиевские трубы, Георгиевский Штандарт награждены казаки и в частности полковник Бурсак был награжден Орденом  Св. Георгия 4 ст. Этот день стал полковым праздником Конвоя.

Однако, фактическим основанием прославленного полка можно считать 1 мая 1828 года, формированием взвода из знатнейших кавказских горцев, который через два года был развернут в Лейб-Гвардии Кавказско-Горский полуэскадрон. Командовал им ротмистр Султан-Азамат-Гирей потомок крымских ханов. Появление в Петербурге воинов одетых в кольчуги, было призвано свидетельствовать не об усилении военной мощи России, а о вовлечении Кавказа в культурно-экономическое пространство Российской Империи. Именно этому способствовала служба в Конвое знатнейших и прославленных кавказских родов. Аджарские, Куденовы, Гукешевы, Шерелуковы, Анзоровы, Мехтулинские, Базоркины, Умциевы и др., служившие целыми родовыми кланами, из поколения в поколение, приносили кавказскую культуру в столицу Империи, и сами становились проводниками Российской культуры и науки на Кавказе. В лице сотен этих выдающихся людей Империя получила не только верных и умелых воинов, вносивших особую рыцарственную атмосферу в русскую армию, но проводников своей политики и культуры на юге и востоке.

К концу XIX в. в Осетии на 130 тыс. жителей приходилось 2580 офицеров. В Терском казачьем войске, несмотря на сравнительно небольшую в процентном соотношении численность осетин, каждый четвертый офицер и генерал ТКВ был осетином. В начале первой мировой войны городской глава Владикавказа писал: «Осетины… с особой готовностью вступали в ряды русских войск и терского казачества. Их боевая служба находила себе неоднократно оценку со стороны верховной власти, правителей Кавказа и русских людей. Осетины дали многочисленный состав офицеров всех родов оружия сравнительно со своей численностью, немало на этой службе пало осетин при исполнении своего долга, - вот почему они имеют историческое нравственное право на внимание к своим коренным народным нуждам со стороны правительства и государства».

     Говоря об осетинских воинах казачьих полков, с полным основанием можно говорить о массовом героизме, бывшем для осетин казачьей службы - нормой. Однако следует сказать и об осетинах, служивших в иных частях, вне национальных формирований.

Таким сверх героем можно считать осетина подпоручика Абациева. Вступив на службу рядовым казаком, он скоро стал знаменит по всей русской армии своей храбростью. Сам генерал Скобелев считал его «храбрее себя» и службу Абациева в ординарцах считал для себя высокой честью.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Казак-осетин Конвоя Его Императорского Величества.

Традиционное воинское мастерство, личное мужество и приверженность рыцарским традициям осетины сохранили и в советское время. Одним из образцов настоящего кавалерийского военачальника и героя, командовавшего казачьими частями по праву можно считать Ису Плиева. Безупречно воевавший и служивший, он был оклеветан и бездоказательно обвинен в том, что отдал приказ о расстреле демонстрации в Новочеркасске в 1961 году. Все это время, изучая все обстоятельства тех событий, я не нашла никаких доказательств, подтверждающих это обвинение. Более того, я убеждена, что боевой генерал Плиев делал все, чтобы не допустить кровопролития. При внимательном изучении, события в Новочеркасске выглядят совершенно иначе, чем их трактуют, так называемые, либеральные источники. Время все ставит на свои места. И славное имя героя Отечественной войны Плиева остается незапятнанным. Грязь к золоту не пристает! И духовные ценности, накопленные веками не так просто разрушить. Таким духовным сокровищем, завещанным нам предками и умноженным нашими отцами является национальная комплиментарность и боевое содружество казаков и осетин. Я уверена, что никакие испытания не могут этого изменить - чистой, горячей и обильной кровью, общими радостями и страданиями они скреплены навсегда.

В начале 90-х годов казаки поверили, что закончились времена репрессий и гонений казачества. В станицах и городах Северного Кавказа все потомственные казаки посчитали своим долгом прийти и принять активное участие в жизни общины. Почти в каждой станице и хуторе появились казачьи ансамбли песни и пляски. Общины стали принимать активное участие в жизни общества. Руководство Северокавказских республик приняли указание с федерального центра оказывать поддержку казачеству. Особенно это было видно в Северной Осетии, так как столица республики город Владикавказ является историческим центром Терского казачества.

В начале 90-х, когда обстановка с соседней республикой была накалена, руководство Северной Осетии видело в набиравшем силу казачьем движении своего союзника. Оказывалась помощь, выделялись помещения, транспорт и денежные средства на развитие. И в трудное время для республики казаки приняли активное участие в охране объектов жизнеобеспечения республики. Все казаки Северной Осетии и соседних республик с первых минут пришли на помощь республике.

Современное казачество переживает сегодня новый виток своего развития. Происходит возрождение культуры, традиций, то что было уничтожено в годы Советской власти. Осетия, являясь историческим местом расположения Терских казаков, тоже не является исключением.

Казаки здесь прижились, а руководство страны практически всегда (за исключением некоторых весьма болезненных для истории России моментов), начиная с появления этого субэтноса в Осетии, всячески старалось сделать казаков одной из надежнейших частей своих основных сил на Северном Кавказе. Выражалось последнее и в финансировании, и в даровании земель, и в расширении полномочий некоторых казачьих руководителей. В общем, взаимоотношения осетин и казаков были весьма спокойными и перерастали в нечто большее, нежели добрососедство.

На сегодняшний день казаки из Северной Осетии охраняют один из участков российско-грузинской границы. К несению пограничной службы привлечены, в частности, казаки Аланского республиканского казачьего округа Терского казачьего войска. 

Автор Ревазова Ф.Г.

Категория: Научные публикации | Добавил: Lavr (31.01.2016)
Просмотров: 1407 | Комментарии: 1 | Теги: осетины в терском казачестве, казаки, казаки-осетины, осетины в казачестве, Терские казаки | Рейтинг: 3.8/6
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Молодец Фатима!!!!!
avatar