Авторизация
Логин: Пароль:
Поиск по сайту

Чат
Газета
ВИДЕО

Облако тегов
Главная » Статьи » Публикации » Научные публикации

УРАЛЬСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.

Возникновение вольных казачьих общин на берегах реки Яик (Урал) относится к первой половине ХVI столетия. По вполне достоверному преданию, между 1520 и 1550 годами там появился отряд численностью около 30 человек под предводительством атамана Василия Гугни, пришедший с Дона и «из иных городов». Вольные казаки искали новые промысловые места, и потому берега степной реки, почти не освоенные в хозяйственном отношении, сразу приглянулись им. Здесь можно было не опасаться ни набегов крымских татар, ни своеволия царских воевод.

О том, что русские казаки появились на Яике, свидетельствовали ногайские мурзы после разгрома волжскими казаками в 1571-1572 гг. их столицы города Сарайчик: «Теперь государь велит-де казакам у нас Волгу и Самару и Яик отняти, и нам-де на сем от казаков пропасти: улусы наши и жен и детей поемлют».

В 1605 году войску крымского хана все же удалось разорить Яицкий городок. Казаки несколько раз пытались восстановить его, но в каждом таком случае подвергались нападениям крымчаков и ногайцев.

Во второй половине ХVI столетия на берегах рек Яик и Эмба появились «многие казачьи городки», население которых, по всей вероятности, не было постоянным, поскольку казаки в то время землепашеством не занимались. Жизнь войска управлялась кругом - собранием полноправных казаков-воинов «всей реки». В военные походы и на промысел осетровых рыб казаки отправлялись во главе с походными и плавенными выборными атаманами.

Известно, что влиятельный ногайский князь Урус не раз требовал в письмах к царю Ивану Грозному снести город, где проживали 600-70О яицких казаков, которые доставляли много беспокойств ногайцам. О том, что такой укрепленный городок вольных казаков существовал в устье Яика, свидетельствует следующий факт. В 1637 году тайша (князь) Данчин во главе нескольких тысяч конных воинов из калмыков и алтыульских татар попытался захватить казачье поселение. Однако эта попытка закончилась полной неудачей и с большими потерями для нападавших.

Первое летописное упоминание о яицких казаках относится к 9 июля 1591 года. В летописи говорилось «о службе» вольного казачества с берегов Яика царю Федору Иоанновичу. В тот год 500 яицких казаков совместно со стрельцами различных московских полков участвовали в походе на Северный Кавказ против войск правителя Южного Дагестана шамхала Тарковского.

Летописное свидетельство представляло собой наказ царя Федора Иоанновича астраханским воеводам, отправившимся в поход за реку Терек в предгорья Кавказа: «… Да память боярину (Пушкину. - А.Ш.) и воеводам Князю Ивану Васильевичу Сицкому с товарищи: указал Государь... на непослушника своего на Шевкальского послати, на семь лет, с Терка ратъ свою, а для тоя службы велел Государь Яицким и Волгским атаманам и казакам идти в Астрахань к стану... всех казаков в Астрахань собрати для Шевкальския службы: Волжских 1000 человек, да Яицких 500...»

Эта дата - 9 июля 1591 года и стала основанием для определения старшинства Уральского казачьего войска.

В 1613 году яицкое казачество по собственному «челобитью» было принято в подданство Московского государства, при этом сохраняя почти всю свою «вольность». Войсковые дела казачества решались на кругу. Обсуждение начиналось с того, что есаулы выходили в круг, снимали шашки, клали свои жезлы на землю и читали молитву. После этого они обращаясь к собравшимся со словами: «Помолчите, атаманы-молодцы, и все великое войско Яицкое...»

Через два года, в 1615-м, войску была пожалована царская грамота на «вечное» владение рекой Яик, «но из какого Приказа - никто не упомнит». К тому времени яицкое казачество уже имело свою столицу, или говоря иначе - главный, самый большой укрепленный городок у впадения реки Чагана в Яик. Он назывался по реке - Яик, или Яицкий. В 1622 году поселение перенесли на территорию современного Уральска, находящегося на территории Казахстана, Яицкое войско показало себя как хорошо организованная военная сила. В 1629 году казаки с Яика под командованием князя Солнцева-Засекина и воеводы Благова принимали участие в боевых действиях против конницы Крымского ханства.

В 1634 году 380 яицких казаков воевали в рядах царского войска прославленного воеводы боярина Михаила Шеина против поляков под городом-крепостью Смоленском.

Свой след яицкое казачество оставило и в истории Ливонской войны. Известно, что в 1655-1656 годах отряд вольных казаков с берегов Яика под командованием князя Хованского сражался против ливонцев и поляков в Польше и под крепостным городом Ригой.

Яицкое казачье войско несло пограничную и сторожевую службу по реке Яик. Отдельные казачьи ватажки совершали набеги на кочевников, ходили «за зипунами» вместе с волжскими и донскими казаками. Их основой хозяйственной деятельности являлось рыболовство.

… В 1670 году яицкое казачество впервые попало в царскую опалу, поскольку войско практически в полном составе приняло участие в восстании Степана Разина. Бунт Стеньки Разина дорого обошелся яицким казакам. После поимки Разина их в Москве «простили». Но на этом неповиновение яицкого казачества златоглавой Москве не закончилось. В 1677 году часть его под предводительством атамана Васьки Касимова подняла новый бунт. Однако присланные царские войска разбили мятежников и «замирили» вольный Яик. Остатки бунтовщиков, спасаясь от царских воевод, на стругах ушли вниз по Волге в Каспийское море. Из волжского устья они отправились в поход «за зипунами» к персидским берегам. Однако попытки напасть на каспийское побережье Персии закончились неудачно, большинство из них оказались в плену и согласилось сменить православие на мусульманскую веру. После этого по воле шаха пленных поселили в городе Шемахе.

После «замирения» Яика казаков вновь стали привлекать на царскую службу. В 1681 году от Яицкого войска государевьпм повелением была вызвана конная сотня. Она поступила в состав отряда князя Булата-Черкасского и оказалась на берегах Днепра под Чигиринской крепостью, которой так хотели овладеть турки и их союзники - крымские татары.

Через два года Боярская дума «приговорила» использовать яицких казаков для подавления «возмущения» башкир. В ту экспедицию под город Уфу включили 500 казаков.

В 1684-1685 годах яицкие казаки участвовали в Крымских походах князя Василия Голицына.

… Не забыл об этом войске вольного казачества и государь «всея Руси» Петр 1. По его воле в 1695-1696 годах полтысячи казаков были задействованы в осаде, штурме и взятии турецкой крепости Азов.

Яицкие казаки приняли участие и в Северной войне 1700-1721 годов против Шведского королевства. Так, в 1701 году в составе молодой петровской регулярной армии находились 2100 яицких конников.

В 1719 году Яицкое казачье войско поступило в ведение Коллегии иностранных дел, а в 1721 году петровским указом было подчинено Военной коллегии.

Яицкие казаки сражались не только против шведов. В 1711 году тысяча их участвовала в Кубанском походе генерала Апраксина, а в 1717 году 1500 казаков выступали в составе войска князя Бековича-Черкасского в походе на Хивинское ханство. Поход оказался неудачным Яицкое войско лишилось тогда всех своих знамен, которыми частью с боем, а частью коварством завладели хивинцы: «...А данные знамена, когда они были в походе с князем, неприятельские люди взяли у них с людьми в полон».

Петр Великий откликнулся на эту беду яицкого казачества, которое верой и правдой, не щадя жизней, служило ему и под Азовской крепостью, и на войне со шведами. 31 мая 1721 года вышел императорский указ следующего содержания: «Яицким казакам дать по челобитию их на все Яицкое войско 3 знамени из Москвы из обретающихся там прежних стрелецких знамен, выбрав кои поновее и легче, с роспискою».

В том же 1721 году войско, как отмечалось выше, было подчинено Военной Коллегии. До этого Москва сносилась с яицким казачеством через Казанский и Посольский приказы. Автономии войска пришел конец, что казаки принять не могли и подняли мятеж. Правительство его подавило, главные зачинщики были казнены, других подвергли жестокому наказанию кнутом и отправили в ссылку.

С 1723 года войсковые атаманы утверждались высочайшей властью и «случайных» атаманов на Яике быть уже не могло.

Главной государственной задачей войска оставалось бережение степной границы Российского государства от грабительских набегов степных народов. В 1720 году тысяча казаков несли службу на Иртышской укрепленной пограничной линии. В 1723-1724 годах яицкие казаки участвовали в боях с конными войсками ногайцев и каракалпаков на реке Утве.

С 1724 года началась кавказская служба Яицкого войска. В тот год по решению Военной коллегии конная казачья сотня была включена в состав «Низового корпуса». С этого времени на протяжении всего оставшегося ХVIII столетия войско ежегодно направляло на Кавказ от 100 до 400 полностью снаряженных конных бойцов.

В Санкт-Петербурге не забывали поощрять наградами войско с берегов Яика. Так, в 1726 году оно получило пожалованную насеку - символ атаманской власти. В декабре 1749 года ему высочайше пожаловали 15 новых знамен и 15 станичных значков.

В 1740 году Военная коллегия попыталась заменить наемку поголовной службой казаков по очереди, но уральцы это распоряжение не исполнили.

К 1743 году окончательно сложилась Яицкая низовая пограничная линия, на которой войско постоянно держало гарнизоны. На него же легла посольская обязанность - выделять несколько конных сотен для сопровождения российских посольств в «Бухарию» (Бухарский Эмират).

В 1748 году Военная коллегия разделила весь служащий состав Уральского казачьего войска на семь подков – по 500 казаков и 8 офицеров в каждом. Одновременно было закончено возведение Нижнее-Яицкой пограничной линии. Она начиналась на севере от Рассыпной крепости и тянулась до Гурьева городка. Затем завершилось возведение Верхне-Яицкой пограничной линии. Ее снову составили форпосты (земляные крепостицы) Зажимный, Кинделинский, Иртицкий, Январцев, Рубежный и Пиловский.

Поскольку территория проживания Яицкого войска находилась недалеко от сибирской земли, то его казаков стали привлекать для несения пограничной службы и на Сибирской укрепленной линии. Такие командировки начались с 1758 года.

В том же году походному полковнику Шипелеву «за добропорядочную и усердную службу со вверенной ему тысячной командой яицких казаков» генерал-майор Веймарн вручил полковое знамя. В марте 1760 года войску пожаловали два новых полковых знамени и 23 станичных значка.

В 1765 году Военная коллегия вновь попыталась заменить наемку на действительную службу, но и на этот раз войсковое население проявило стойкость в отстаивании своих старинных прав.

… Второй раз Яицкое казачье войско попало в царскую опалу во время Крестьянской войны под предводительством донского казака Емельяна Пугачева. В 1773 году практически все оно встало под знамена Пугачева, оставаясь верным ему почти до конца. «Пугачевский бунт», как и «бунт Стеньки Разина», дорого обошелся людям, мечтавшим о «воле вольной». Императрица Екатерина излила на мятежное яицкое казачество всю силу своего монаршего гнева. Указом от 15 января 1775 года она повелела «войско это впредь именовать Уральским, реку Яик - Уралом, а город Яик - Уральском».

Государыня постаралась сделать все, чтобы полностью уничтожить память о «вероломном происшествии на Яике». Так в 1775 году с географических карт и из государственных документов исчезли названия старинного казачьего войска, реки Яик и Яицкого городка. Упоминать где-либо прежние названия запрещалось.

Государыня отдала «новое» Уральское войско в прямое подчинение астраханскому (или оренбургскому) генерал-губернатору. На губернатора возлагались вопросы обеспечения «верности» войска центральной власти. Императрице было известно, что среди уральских казаков очень много раскольников. Непосредственное управление войском перешло в руки коменданта гарнизона Уральска.

За время продолжительного правления императрицы Екатерины 11 больших войн велось немало - и с турками, и с поляками, и со шведами, и с персами, и со своими верноподданными тоже. Первым актом их прощения можно считать то, что в 1790 году 120 отборных уральских казаков вошли в состав личного конвоя генерал-фельдмаршала светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического, всесильного временщика, фактического правителя Юга России. Он много сделал для улучшения положения уральского казачества. В частности, он добился, чтобы за ним осталось исключительное право заниматься рыболовством на реке Урал, что являлось основным источником поношения станичных и войскового капиталов.

Искушением «вины» являлось и участие в наведении внутреннего порядка в государстве. В 1797 году 500 уральских казаков несли службу на Волге, где разгулялись «воровские люди» - волжские разбойники.

Уральскому казачьему войску поручали и другие задачи государственной важности. В том же 1797 году 500 казаков занимались конвоированием транспортов с солью из городка Троицка в Усть-Уйскую крепость. Соль предназначалась, в частности, для меновой торговли с народами Киргиз-Кайсацкой (Казахской)степи. Доходы, и немалые, от торговли солью, что являлось государственной монополией, всегда существенно пополняли российскую казну.

С 1798 года началась служба уральских казаков в российской гвардии. День 4 сентября стал днем формирования лейб-Уральской казачьей сотни, что явилось большим событием Император Павел I собственноручно вручил сотне знамя «по образцу (или из числа?) прежде бывших лейб-гвардии в Преображенском полку». В том же году началось назначение войсковых атаманов, первым из которых стал генерал-майор Давид Мартемьянович Денисов, правивший войском в Уральске до 1830 года. С апреля 1799 года звания офицеров Уральского казачьего войска были уравнены с общеармейскими чинами.

Высоко ценил боевые качества казаков-уральцев генералиссимус Александр Васильевич Суворов-Рымникский. Под его началом в Итальянском и Швейцарском походах 1799 года приняли участие два конных полка полковников Бородина и Лицинова. Вместе с полками донскихказаков они находились под общим командованием походного атамана Адриана Карповича Денисова и не раз отличались в делах против французских войск.

В 1799 году команда лейб-Уральской сотни (60 человек) участвовала в секретной Голландской экспедиции против французов.

В 1803 году было утверждено «Положение об Уральском казачьем войске» и определился его состав: одна лейб-гвардии Уральская сотня и 10 конных казачьих полков. Полки были номерными – с № 1 до № 10. К тому времени численность мужского населения войска достигла 20 тысяч человек.

Император Александр 1 впервые ввел для уральцев единообразную форму обмундирования: малинового цвета кафтан (чекмень), бешмет и шаровары. Все, как у донцов, обмундирование у них было синего цвета.

В степном краю с его засушливым летом и безводьем казачеству жилось материально трудно. Главное богатство войсковой земли представляла речная и каспийская рыба, но большого достатка семьям казаков она не давала. Это обстоятельство во многом объясняло их просьбу о смене формы малинового цвета на синюю, поскольку сукно, окрашенное в малиновый цвет, стоило заметно дороже синего. Старая по цвету форма оставлялась только для гвардейской сотни. Такое решение на высочайшем уровне последовало в 1806 году.

В 1809 году уральским казакам во второй раз в истории войска довелось участвовать в войне против Швеции. Казаки состояли в войсках, которые совершили 8-часовой переход по льду Ботнического залива на территорию Шведского королевства и отличились при взятии Аландских островов. Уральцам, как хорошим стрелкам, имевшим длинноствольные ружья, в той войне часто приходилось действовать в пешем строю.

… Два казачьих полка-№ 1 и № 2 приняли участие в Русско-турецкой войне 1806-1812 годов, находясь в составе Молдавской армии. Уральцы доблестно сражались на берегах Дуная против турок, заслужив не одно похвальное слово главнокомандующего армией будущего генерал-фельдмаршала М.И. Голенищева-Кутузова. Так, они отличились в штурме крепости Рущук, в Батинском сражении.

Два других уральских казачьих полка - № З и № 4 приняли участие в Отечественной войне 1812 года. Они входили в состав Дунайской армии адмирала П.В. Чичагова и не раз бывали в боевых столкновениях с наполеоновскими войсками при их изгнании из пределов России. Уральцы в составе 5 конных полков(свыше 2 тысяч человек) отличились, участвуя в заграничных походах русской армии в 1813-1814 годах, особенно в Лейпцигской «битве народов», в сражениях с французами на немецкой земле под городами Дрезденом, Гамбургом и Пфальцбургом, в боях под Парижем. В боях с французами уральские казаки понесли большие потери. Так, 4-й Уральский полк в декабре 181З году имел в своем строевом составе всего 186 бойцов.

[Французская карикатура на Уральских казаков-рыболовов] В 1817 году казаки с Урала не раз несли пограничную службу на Сибирской укрепленной линии, где они пополнили гарнизоны ряда крепостей.

Правительство продолжало привлекать казаков Уральского войска для несения внутренней службы. С 1818 по 1862 год ежегодно для выполнения полицейских функций в Москву командировался один казачий конный полк (с 1837 года - по

450 человек в состав сводного Уральско-Оренбургского полка). Как правило, через год его сменял новый полк. С 1822 по 1870 год войско содержало для подобных целей одну конную сотню в городе Казани.

В 1819 году к войску причислили казаков Илекской и Сакмарской станиц. В силу этого были образованы два новых конных полка - № 11 и № 12.

С началом продвижения государственных границ России в степи Туркестанского края служба уральского казачества все больше оказывалась связанной с походами на азиатский юг. В 1825-1826 годах полки № 1 и № 2 с шестью полевыми орудиями входили в состав экспедиции полковника Берга, направленной к берегам Аральского моря. Поскольку линия государственной границы продвинулась на реку Ахтубу, то туда в течение 1827-1836 годов командировали по одному конному полку сроком на один год.

[Орловский Битва казаков с киргизами 1826] В Русско-турецкой войне 1828-1829 годов один полк Уральского казачьего войска принял участие в осаде дунайской крепости Силистрия и сражался под крепостной Шумлой. Еще один полк уральцев при подавлении Польского мятежа в 1831 году отличился в штурме крепости Замостье.

В 1830 году лейб-Уральская сотня была причислена к Молодой гвардии и была переименована в лейб-гвардии Уральскую сотню. Через два года ее причислили к донскому Атаманскому полку. После этого сотня преобразовывалась в гвардейский эскадрон, затем в дивизии, потом опять в эскадрон и сотню.

… Служба в Закаспийском крае началась для уральцев с 1833 года. Две сотни казаков образовали гарнизон Ново-Петровского укрепления. В 1839 году оно было перенесено на берега Каспия, на полуостров Мангышлак, и получило название «Форт Александровский». Казаки составляли его гарнизон до 1870 года, когда форт был передан под управление Кавказского наместничества.

В 1837 году правительство вызвало на службу сразу четыре полка. Они были направлены на Кавказскую войну, в Бессарабию, Финляндию и на Нижне-Уральскую пограничную линию.

Признание казахскими родами и жузами российского подданства привело к тому, что за спокойствие в Казахской степи стало ответственно правительство. А спокойствия там исстари не было: между ханами и родами шла постоянная междоусобица, не прекращались набег на соседей, у которых угоняли скот. Уральских казаков на протяжении почти всего Х1Х века постоянно привлекали для борьбы с местными мятежниками. Так, в 1837 году казачий отряд в 600 конников находился в командировке в Букеевской орде, сражаясь с разбойными шайками султана Нитая Тайшанова. В следующем году в Зауральскую степь в погоню за разбойниками послали казачью сотню. В 1843 году отряд из 700 уральских казаков находился в Киргизской степи «для поимки султана Канисары Касимова». В 1855 году три казачьи сотни занимались поимкой в Зауральской степи разбойного отряда Исета Кегубаева.

Два полка уральских казаков в 1839-1840 годах приняли участие в Хивинском походе. В следующем году один конный полк находился в составе войск Отдельного Кавказского корпуса в Грузии. А четыре сотни казаков-уральцев составили конвой русской дипломатической миссии в Хиву и Бухару.

В 1845 году уральские казаки приняли участие в строительстве укреплений в Закаспийском крае: Ново-Петровского, Эмбенскоого, Чумкакульского и Уральского. В состав их гарнизонов были включены по две-три казачьи сотни уральцев.

К началу царствования Александра II войсковое население исчислялось в 72 тысячи человек обоего пола. На действительной службе теперь находилось 6870 казаков.

В 1853 году уральцы приняли участие в туркестанской Ак-Мечетьской экспедиции. 300 казаков отличились в штурме и захвате крепости Ак-Мечеть, отражении нападения на нее войска Кокандского ханства, в боях близ крепости в урочище Кум-Суат.

Крымская война 1853-1856 годов призвала в армейский строй от Уральского казачьего войска два конных пол- ка. Они сражались с англичанами и французами на земле Крыма, отличившись при Балаклаве и на Черной речке, несли дозорную службу у осажденного Севастополя.

[Казаки Уральской сотни Сводного лейб–гвардии казачьего полка] Во время той войны главной заботой войска стали туркестанские дела. Три сотни казаков-уральцев участвовали во взятии кокандской крепости Ак-Мечеть(Перовск), известного разбойничьего гнезда в Казахской степи. Казаки отражали попытки хана Коканда отбить крепость у русских.

Уральцы участвовали в среднеазиатских походах 1860 и 1864 годов. Казаки, составлявшие конницу экспедиционного отряда, брали штурмом кокандские крепости Ян-Курган, джин-Курган, Аркулек и Туркестан.

В 1864 году отдельная Уральская казачья сотня, составлявшая гарнизон Туркестана, под командованием есаула В.Р. Серова выдержала под селением Икан трехдневный бой против 10-12-тысячной армии под командованием кокандского хана Алимкула, которая двигалась на Туркестан. Казаков было немногим более ста человек при одном орудии. Потеряв половину отряда и всех лошадей, уральцы пешими пробились к крепости сквозьвражеские ряды.

Все «иканские» герои стали Георгиевскими кавалерами, а Серов (будущий казачий генерал) получил чин сотника и орден Святого Георгия IV степени. С тех пор 4-я сотня 2-ю Уральского казачьего полка стала называться «Иканской». О том героическом деле была сложена песня:

В степи широкой под Иканом

Нас окружил кокандец злой,

И трое суток с басурманом

У нас кипел кровавый бой.

Мы отступали... он за нами

Толпами тысячными шел;

Он путь наш устилал телами

И кровь струил на снежный дол.

Мы залегли... Свистели пули.

И ядра рвали все в куски,

Но мы и глазом не моргнули,

Стояли мы... Мы - казаки!

Держались мы три дня, три ночи,

Три ночи долгие, как год,

В крови и не смыкая очи,

Затем мы ринулись вперед...

В 1865 году две сотни уральцев участвовали во взятии города Ташкента и крепости Ниазбек. В следующем году три казачьи сотни отличились в сражении против армии Бухарского эмира Муззафара при урочище Ирджар и взятии укрепленных городов Ходжента, Ура-Тюбе и Джизака.

В 1868 году две сотни уральских казаков прославились в штурме города Самарканда и в сражении против армии Бухарского эмира на Зера-Булакских высотах, которое закончилось полным разгромом противника.

В 1869 году от Уральского войска в состав Оренбургского казачьего войска передали Сакмарскую станицу, и число выставлявшихся конных полков сократилось на один.

… Новое «Положение об Уральском казачьем войске» было утверждено 9 марта 1874 года. Оно сохраняло старинный обычай уральцев - так называемую «наемку». В этом войске практиковался отличный от других казачьих войск России способ несения воинской повинности: все казаки-уральцы поголовно облагались денежным налогом, и на собранную - немалую - сумму имелась возможность нанимать охотников(добровольцев) для несения действительной службы. Обычай «наемки» сохранялся до 1917 года. Этот обычай уральского казачества имел свои причины: дело заключалось отчасти в том, что у казаков войска был удлиненный срок службы - с 19 лет до 41 года. Естественно, что это не могло не сказываться на семейном благополучии.

Однако несмотря на «наемку», каждый уральский казак был обязан в мирное время один год находиться на действительной строевой службы. Казаки-гвардейцы получали из общей суммы но 200 рублей, служившие в армейских частях - по 250-300 рублей, в пожарной команде и в учебной сотне - по 100-160 рублей, инструкторы обучения молодых казаков - по 100 рублей в год.

Согласно новому Положению войско состояло из лейб-гвардии Уральского казачьего эскадрона, 9 номерных конных полков и учебной сотни, которая во время войны расформировывалась. Менялось и устоявшееся войсковое административное деление на дистанции. Теперь оно заменялось делением на станицы.

Новое Положение вызвало недовольство тысяч уральских казаков. Правительство, наученное горьким историческим опытом, приняло самые суровые меры к непокорным уральцам. В город Уральск был введен армейский пехотный батальон. В июле 1875 за «сопротивление» из рядов Уральского войска исключили (и из казачьего сословия тоже) свыше 2500 казаков. Их с семействами выселили в Туркестанский край, на берега Аральского моря. Большинство сосланных оказалось в составе Казалинскогс) военно-рабочего батальона. В мае 1881 года до 500 семейств «раскаявшихся» казаков были возвращены на берега Урала.

В 1875-1876 годах три сотни уральских казаков участвовали в Кокандском походе. В сражении под Махрамом они в конном строю взяли батарею кокандцев. Затем последовало участие во взятии городов-крепостей Коканд, Андижан(дважды), Наманган, Туракурган, в бою у селения Балыучи.

В Русско-турецкой войне 1877-1878 годов отдельная Уральская казачья сотня войскового старшины Кириллова сражалась на болгарской земле. В бою под Казанлыком во время кавалерийской атаки командир Кириллов потерял коня, и ему грозила гибель от турецких сабель. Но на помощь ему подоспел бесстрашный урядник Раннев. Он крикнул: «Ваше высокоблагородие, хватайтесь за стремя», и казачья лошадь в карьер вынесла офицера из вражеских рядов.

Уральцы сражались на Шипкинском перевале и у селения Шейново. Участво- вали в рейде под Константинополь (Стамбул), в ходе которого разбили неприятельский армейский обоз.

Уральские казаки приняли самое деятельное участие в Хивинском походе 1873 года и в Скобелевской Ахалтекинской экспедиции. В 1880 году одна из сотен отличилась при штурме крепости Геок-Тепе.

… К началу правления императора Александра Ш численность войскового населения составляла свыше 116 тысяч человек. На действительной службе в частях первой очереди находилось более 3200 казаков. В 1882 году войско обязывалось поставлять, не считая гвардейского эскадрона и учебной сотни, в мирное время - 15 конных сотен, в военное время - 45 конных сотен.

В 1894 году, к началу царствования Николая П, численность населения Уральского казачьего войска достигла 145 тысяч человек. В мирное время на действительной службе находилось более 2500 человек, составлявшие гвардейскую сотню, два 6-сотенных полка, один 4-сотенный полк, отдельную сотню и две команды степных укреплений для поддержания правопорядка в Киргизской степи.

В Русско-японской войне 1904-1905 годов приняли участие 4-й и 5-й Уральские казачьи полки (почти тысячачеловек), вошедшие в состав Урало-3абайкальской казачьей дивизии. Ею командовал прославленный кавалерийский военачальник генерал П.И. Мищенко, начальствовавший рейдами по японским тылам. Он прославился прежде всего знаменитым набегом на Инкоу, когда его отряду пришлось проделать путь более чем в 500 километров.

Уральцы отличились во многих боях с японцами, в том числе и в конных рейдах по вражеским тылам. Будущий главнокомандующий белыми вооруженными силами Юга России генерал-лейтенант А.И. Деникин, исполнявший в ходе войны обязанности начальника штаба Урало-Забайкальской казачьей дивизии, писал в своих мемуарах: «...Наши казаки, в особенности уральцы, считали бесчестием попасть в японский плен и предпочитали рисковать жизнью, чтобы избавить от него себя и товарищей. Мало того, я помню случай, в одном бою уральцев сменили на позиции забайкальцы, и 8 уральских казаков, никем не побуждаемых, остались до ночи в цепи, подвергавшейся сильнейшему обстрелу, желая вынести тело убитого своего урядника‚ лежавшего в 100 шагах от японских позиций, чтобы не остался без честного погребения, и вынесли».

В Русско-японскую войну кавалерами ордена Святого Георгия 4-й степени стали подъесаул 4-го Уральского полка Павел Железнов и подъесаул 5-го Уральского полка Автоном Зеленцов.

Кроме рейдов по вражеским тылам на Хунхэ, Нючожуанан и Инкоу уральцы отличились и в других делах. У Сандэпу они действовали в тылу у японцев. В Мукденском сражении лишили неприятеля артиллерийской батареи. Весной второй военной кампании вновь участвовали в рейдах у Цзинцзянтуня, Цюлюшу, Чантуфу и к Факумыню.

В Первую мировую войну Уральское казачье войско мобилизовало 9 конных полков, 2 конно-аргиллерийские батареи, 6 сотен и 2 конвойные полусотни. Была сформирована Уральская казачья дивизия (4-й‚ 5-й, 6-й и 7-й полки), которая в составе 4-й армии успешно действовала в Галицийской битве. За героизм и доблесть каждая сотня казаков-уральцев удостоилась пяти Георгиевских крестов.

Отличились уральцы и при пятимесячной осаде неприятельской крепости Перемышль. Командир 1-го Уральского казачьего полка полковник М.Н. Бородин был назначен первым комендантом захваченной крепости. Уральская казачья дивизия участвовала в Брусиловском прорыве 1916 года, который осуществлялся армиями Юго-Западного фронта.

3-й Уральский казачий полк разгромил германскую пехоту в бою у селения Зелены. Одна из сотен 5-го Уральского казачьего полка 25 июня 1915 года у деревни Борковизны взяла последовательно три линии окопов, обратив в бегство оборонявшийся здесь пехотный батальон австрийцев.

Все же самым прославленным полком в той войне стал 1-й полк. 27 мая 1916 года он в конном строю атаковал у Порхово-Зубжецы вражескую позицию, захватив два орудия и 483 пленных.

Самым громким делом 1-го Уральского казачьего полка стал бой 2 июня того же года у села Гниловоды. В тот день среди австрийцев было пленено 24 офицера и 120 нижних чинов, а из состава немецкого 20-го егерского резервного батальона 600 человек. В том бою казаки взяли трофеями три орудия и два пулемета.

Всего в Первой мировой войне войско выставило 13 175 казаков и 320 офицеров. 5333 уральских казака к началу декабря 1916 года были награждены Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями «За храбрость», 35 офицеров - орденами Святого Георгия и Георгиевским оружием. За это время в боях погибли 335 уральцев, 1793 получили ранения и 92 числились в списках пропавших без вести.

Уральское казачье войско расположилось в Уральской области на правом берегу Урала в 30 станицах, 450 хуторах и поселках. Оно подразделялось на три военных отдела: Гурьевский, Лбищенский и Уральский. Это бывшие Уральская и Гурьевские области нынешнего Казахстана и юго-западная часть российской Оренбургской области. Войсковая территория составляла 76 миллионов гектаров. Только треть ее была удобна для хозяйствования. У Уральского казачьего войска, в отличие от других, запасной земельный фонд не был выделен, капиталы не делились на войсковые и станичные, сдача казенных земель в аренду иногородним была запрещена.

За Уральским войском, как известно, была законодательно закреплена та территория, которую казаки заняли сами и которая до их появления на берегах реки Яик оставалась незаселенной. Однако сегодня некоторые историки из Казахстана утверждают, будто правительство Российской империи когда-то отняло у казахов-кочевников их лучшие кочевья на этой реке, и отдало их уральским казакам в награду за «колониальные захваты».

Как известно, впервые кочевья Младшего жуза с ханом Нурали пришли на зимовку на левый берег Урала в 1785 году, причем с письменного разрешения («открытого листа») оренбургского генерал-губернатора. Он же позволил 17 старшинам казахских родов в следующем году в зимнее время расположиться кочевьем на правом (внутреннем для России) берегу реки Урал.

В 1917 году здесь в казачьем сословии насчитывалось около 174 тысяч человек. Отличительной особенностью казаков-уральцев было то, что 42 процента относилось к старообрядцам. Это придавало воинской спайке особый характер. Два процента казаков являлись татарами и калмыками.

В годы Гражданской войны массовые репрессии большевиков по отношению к казачьему населению, в том числе и к сдавшимся казакам, позволили генерал-майору В.С. Толстову, избранному в марте 1919 года войсковым атаманом, довести состав Уральской армии до 25 тысяч человек.

После отступления колчаковских войск на восток, белоказаки еще несколько месяцев держали оборону, но осенью 1919 года их армию поразила эпидемия тифа. Так, в одном из ее двух корпусов – в 1-м Уральском (две конные дивизии) – в строю осталось всего 230 сабель и штыков. Об этом факте ранее не писалось. Белоказачья Уральская армия в итоге оказалась разбитой, и остатки ее сложили оружие на полуострове Мангышлак у форта Александровский. Часть казаков ушла в Иран.

В 1920 году постановлением советской власти Уральское казачье войско было упразднено. Гражданская война «выкосила» большую часть мужского населения казачьих поселений на берегах реки Урал.

… Уральское казачье войско по древности родословной среди казачьих войск Российской империи сравнимо было разве только с Донским. Свой войсковой праздник казаки-уральцы отмечали 8 ноября, в день Святого Архангела Божия Михаила. В тот день собирался войсковой круг.

Заслуги войска перед Российским государством были отмечены в мае 1884 года пожалованием ему Георгиевского знамени. Надписи на знамени гласили: «Доблестному Уральскому войску за отлично-усердную, боевыми подвигами ознаменованную службу» и «1591-1884».

Самым известным полком войска являлся 2-й Уральский казачий полк. Казаки его 1-й и 3-й сотен носили на головных уборах знаки «За отличие в Хивинском походе 1873 года», а 4-й сотни «За отличие в делах под Иканом 4, 5 и 6 декабря 1864 года». Полковое знамя было простое с надписью «1591-1891» с Александровской юбилейной лентой. Полк входил в состав войск Туркестанского военного округа и дислоцировался в городе Самарканде. Первую мировую войну он встретил под командованием полковника Паленова.

1-й Уральский казачий полк имел простое знамя с надписью «1591- 1891» с Андреевской юбилейной лентой. Личный состав его первой сотни носил на головных уборах знак: «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов». Эти знаки были пожалованы сотне в 1892 году.

Перед Первой мировой войной полк дислоцировался в Киеве. Уральцы входи- ли в состав 9-й кавалерийской дивизии 9-го армейского корпуса. В 1914 году полком командовал полковник Бородин.

3-й Уральский казачий полк был сформирован в 1882 году в своей основе из сотен, которые составляли гарнизоны степных укреплений - Темирского, Уильского и Нижне-Эмбенского. Знамя имел простое с надписью «1591-1891» с Александровской юбилейной лентой. У казаков первой сотни на головных уборах делались знаки отличия: «За штурм крепости Геок-Тепе 12 января 1881 года».

В 1914 году полк дислоцировался в городе Влоцлавске Варшавской губернии. Организационно он входил в состав 15-й кавалерийской дивизии 15-го армейского корпуса Варшавского военного округа. Первая мировая война для подчиненных полковника Железнова, Георгиевского кавалера, началась со схваток с германцами.

Наказными атаманами Уральского казачьего войска (с 1798 по 1906 год) являлись:

Генерал-майор

Бородин Давид Мартемьянович

(1798-1830)

Генерал-майор

Покатилов Василий Осипович

(1830-1838)

Полковник

Кожевников Матвей Львович

(1839-1845)

Генерал-майор свиты

Его Императорского Величества

Столыпин Аркадий Дмитриевич

(1857-1862)

Генерал-майор

Дандевиль Виктор Дезидериевич

(1862-1864)

Генерал-майор

Толстой Михаил Николаевич

(1864-1865)

Генерал-майор

Романовский Дмитрий Ильич

(1865)

Генерал-лейтенант

Веревкин Николай Александрович

(1865-1876)

Генерал-лейтенант

князь Голицын Григорий Сергеевич

(1876-1885)

Генерал-майор

Шипов Николай Николаевич

(1885-1893)

Генерал-лейтенант

Максимов Константин Клавдиевич

(1893-1899)

Генерал-лейтенант

Ставровский Константин Николаевич

(1899-1906)

Источник: http://sachev.ru/deyatelnost_kazachestvo_istoriya.htm

Категория: Научные публикации | Добавил: Lavr (18.10.2014)
Просмотров: 2556 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.2/4
Всего комментариев: 2
avatar
0
2
Мы живы! ЕСТЬ! и БУДЕМ!
avatar
1
Любо любо!!!!!!!
avatar